Материал предоставил ведущий раздела Арсенал сайта www.ipclub.ru - Андрей Баранов.

Финская война. Взгляд "с той стороны".

А.И.Козлов

Рига
1997



I. ПРЕДЫСТОРИЯ

          "Единственной внешнеполитической проблемой является нейтрализация той угрозы, которую означает близость России".

          X.Прокопе, министр иностранных дел Финляндии

   После рождения финляндского государства в 1809 г, ему понадобилось более ста лет, чтобы добиться полной независимости от России. 6 декабря 1917 г. по инициативе сената, временно исполнявшего обязанности верховной власти в Финляндии, парламент страны провозгласил ее независимость.

   После Октябрьской революции Финляндия не признала большевистское правительство. Председатель парламента страны П.Э.Свинхувуд сначала вообще не хотел предпринимать никаких шагов, чтобы добиваться признания независимости со стороны Советской власти. Переговоры с Советами, несомненно, вызвали бы недовольство и российских монархистов, и сторонников свергнутого Временного правительства. Внутриполитическая ситуация в Финляндии, как и во всей бывшей Российской империи, в конце 1917 г была крайне сложной. Портить отношения с силами, которые вполне могли вернуться к власти, было не в интересах финнов. В сложившихся обстоятельствах они видели прежде всего реальную возможность добиться полной государственной независимости.

   Вскоре, однако, стало ясно, что формальное обращение к большевикам для достижения цели неизбежно. 4 января 1918 г правительство Советов признало суверенитет Финляндии.

   В России сейчас мало кто слышал о разразившейся затем войне, которую финны называют войной за свою независимость.

    Уже 28 января 1918 г в южной Финляндии вспыхнули вооруженные столкновения между отрядами финской Красной гвардии, которую поддерживали контролировавшиеся большевиками части российской сухопутной армии и Балтийского флота, и отрядами шюцкора (добровольной национальной гвардии), объявленными сенатом правительственными войсками. Боевые действия становились все более широкомасштабными и кровопролитными. Вооруженные финским правительством отряды добровольцев вторглись в Восточную Карелию. В феврале правительство Финляндии обратилось к германскому командованию с просьбой о высадке десанта на побережье Финского залива. Через три дня после подписания мира с большевиками в Брест-Литовске, 5 марта, немцы высадились на Аландских островах. Эта германская дивизия, постоянно угрожавшая северному флангу защищавших Петроград частей Красной Армии, оставила территорию Финляндии только в декабре 1918 г. Российские войска, напротив, были выведены из Финляндии намного раньше - после заключения Брест-Литовского мира (3 марта 1918 г).

   И все же, несмотря на все сложности, правительство Советов политически было выгодно Финляндии: оно по крайней мере формально поддерживало независимость финляндского государства. Ни Временное правительство, ни сторонники монархистской России не допускали и мысли о возможности отделения северо-западной территории империи - Великого княжества Финляндского. Поэтому во время похода Юденича на Петроград, ставший президентом Финляндии К.И.Стольберг воспротивился участию финских войск в этом наступлении. Сдержанность Финляндии и Балтийских государств в той ситуации позволили большевикам удержать Петроград.

   Только 14 октября 1920 г в Эстонии был подписан Тартусcкий (Юрьевский, как его тогда называли) мирный договор между Советской Россией и Финляндией. Договор установил Государственную границу между странами. На севере Финляндии был передан Печенгский край и часть п-ова Рыбачий (так называемый Печенгский коридор).

   Благодаря этому, Финляндия получила выход к незамерзающему Баренцеву морю, но за Советской республикой сохранилось право транзита через эту территорию (так же как и за финскими судами - право прохода по Неве). Часть пограничных территорий, примыкавших к Баренцеву морю, Ладожскому озеру и Финскому заливу, объявлялась демилитаризованной зоной. Финские войска оставляли захваченную ими Восточную Карелию. В текст Тартусского договора была включена декларация о самоуправлении Карелии.

   Однако здесь, в Карелии, все было очень непросто. Великобритания, обеспокоенная присутствием вражеских немецких войск на территории Финляндии (в понимании англичан - фактически, на территории союзной им Российской империи), неблагоприятными политическими переменами в России и заключением российско-германского мира, попыталась укрепить позиции Антанты на Севере. 27 июня 1918 г английская эскадра высадила на Кольском полуострове десант, известный под названием Мурманской военной экспедиции. Командовал экспедицией генерал Ч.Мейнандер.

   Собственно британских войск в ее состав входило не так уж много, и к крупномасштабным боевым действиям они не готовились.

   Это удивляло многих, в том числе и в Британии. Например, знаменитый английский полярный путешественник Э.Шеклтон, только что вернувшийся из длившейся три года антарктической экспедиции, с удовольствием принял предложение о назначении советником по вопросам снаряжения, обмундирования, питания и транспортировки подвижных отрядов при штабе генерала Ч.Мейнандера. "Шеклтон говорил своим друзьям, что наконец-то получил работу себе по сердцу: поездки на санях, а затем сражение. Но, к сожалению, возможность для вооруженных схваток не появлялась", - писал позже один из биографов Э.Шеклтона.

   Действительно, основными задачами Мурманской военной экспедиции были не бои, а организация, приведение в боевой порядок и руководство частями российской армии для противодействия финнам, немцам и большевикам. Эти-то сформированные британцами части и начали продвигаться к югу вдоль построенной два года назад Мурманской железной дороги.

   Как заметил финский историк М.Иокипии, "Восточная Карелия оказалась в силовом поле большой политики". В этом силовом поле переплетались интересы "красной" и "белой" России, стран Антанты, Финляндии, отчасти - Германии, и, конечно, самих карел. Для них пример только что обретшей независимость Финляндии имел большое значение. Еще в январе 1918 г. на народном съезде а Ухте было принято постановление о необходимости создания Карельской республики.

   Правительство независимой Финляндии было особенно обеспокоено ситуацией в Карелии. Война за независимость и гражданская война в стране привели к тому, что весной 1918 г до трех тысяч имевших боевой опыт финских сторонников большевиков перебрались в Россию, преимущественно в Карелию. Возможность нанесения ими удара по Северной Финляндии была достаточно вероятной. Чтобы обезопасить свои тылы, финны ударили первыми: в марте-мае 1918 г несколько отрядов финских войск и добровольцев вторглись в Восточную Карелию.

   Бои в Восточной Карелии то затухали (в том числе и на время "отпусков для уборки уро жая"), то разгорались вновь. Ситуация осложнилась еще и тем, что 1-3 марта 1919 г в Восточной (Беломорской и Олонецкой) Карелии была образована Карельская трудовая коммуна - одно из буферных государств, которыми Советское правительство старалось окружить контролируемые им территории России. Возглавила коммуну группа присланных из Москвы "красных финнов" во главе с Э.Гюллингом (в 1935 году он будет отстранен от должности, в 37-м - арестован, и расстрелян в июне 1938). Хитросплетение политических, этнических, языковых, религиозных и экономических проблем региона привело к тому, что "период племенных войн" в Восточной Карелии, как именуется это время в финской истории, завершился только в феврале 1922 года. Но вплоть до 1925 года Советское правительство с определенной опаской относилось к карелам: по соображениям безопасности они даже были освобождены от службы в армии.

   Война Финляндии за независимость, гражданские войны в России и самой Финляндии, "племенные войны" в Карелии - эти бурные события привели к тому, что к 1922 г в Финляндии оказалось более 35 тысяч беженцев. Их надо было расселять, кормить, лечить, обучать в школах. Финляндское правительство взяло на себя необходимые заботы и финансовые расходы. Работа по оказанию помощи беженцам "первой волны" продолжалась до 1940 года. А потом в стране появились новые тысячи переселенцев...

* * *

   Несмотря на наступившее после окончания конфликта в Восточной Карелии смягчение напряженности финско-советских отношений, взаимная подозрительность между государствами не исчезала.

   Для нейтрализации угрозы со стороны РСФСР (превратившейся вскоре в СССР) Финляндия стала искать сотрудничества со странами "западной" буферной зоны - Польши, Эстонии, Латвии, Литвы. Однако уже в 1922 г. от этого пришлось отказаться. Становилось ясно, что Балтийские государства испытывают еще большую угрозу, чем сама Финляндия. Кроме того, все большие подозрения финнов стали вызывать претензии Польши на гегемонию в балтийском регионе.

   Нужно было изыскивать другие пути к повышению безопасности.

   В этот период Финляндия активно сотрудничала в Лиге Наций. Известный политик X.Прокопе, длительное время бывший министром иностранных дел Финляндии, даже занимал пост Председателя совета этой международной организации. Естественным шагом для финнов было движение по пути, предусмотренному положениями международного права.

   Договор о ненападении, заключенный с СССР, был бы одним из приемлемых вариантов. Однако на предложения Советского Союза о его заключении финская сторона дважды отвечала отказами. Это противоречило ее обязательствам как государства-члена Лиги Наций: договор не мог быть заключен со страной, в Лигу Наций не входившей.

   Ситуация изменилась лишь в 1933 году после принятия в Лигу Наций Советского Союза. Финляндия согласилась на подписание договора о ненападении с СССР.

   Однако уже к середине 30-х годов стала очевидна политическая слабость Лиги Наций. Организации не удалось остановить итало-абиссинскую войну, развязанную фашистской Италией в декабре 1934 года. Как стало ясно правительствам небольших стран, в случае агрессии со стороны "великих держав" надежда на помощь со стороны Лиги Наций была призрачной.

   Политика нейтралитета, казалось, давала большие перспектив. В 1935 г. правительство Финляндии заявило, что во внешней политике страна будет придерживаться скандинавской ориентации. Финны и скандинавы объявляли, что впредь не считают себя обязанными присоединяться к возможным санкциям против страны-агрессора, как это предусматривалось декларациями Лиги Наций. Финляндия подчеркивала, что в возможной войне великих держав она сохранит нейтралитет.

   Между тем, такая политика не гарантировала финнам военной помощи со стороны скандинавов в случае необходимости. Интересы Швеции, Дании и Норвегии различались, а их военный потенциал был сравнительно небольшим.

   Впрочем, со Швецией нашлась важная точка совпадения военно-политических интересов. Шведов, как и финнов, волновали планы Советского Союза в отношении Аландских островов.

   После прихода национал-социалистов к власти в Германии, резко изменилось геополитическое значение стран бывшей "буферной зоны". И Советский Союз, и Германия стремились включить их в сферу своего влияния. Советским политикам и военным представлялось вероятным, что в случае агрессии против СССР вооруженные силы Германии используют территорию Балтийских государств и Финляндии как плацдармы для нападения - либо захватив эти страны, либо с их вынужденного согласия. Ни одно из государств балтийского региона, исключая Польшу, не имело достаточной военной силы, чтобы отразить немецкое вторжение.

   Политика СССР в отношении государств Балтии и Финляндии стала более резкой. Уже в 1933 году второй секретарь советского посольства в Хельсинки Б.Ярцев предложил Финляндии военную помощь против Германии и сотрудничество в фортификации Аландских островов. Предложение было достаточно странным: невысокое служебное лицо, от которого оно исходило, наводило на мысли если не о провокации, то во всяком случае о "прощупывании лазеек". Кроме того, финны хорошо помнили о боях января 1918 года с частями российской армии, отказавшимися покинуть территорию страны. Предложение Б.Ярцева было отвергнуто.

   Эти события привели к тому, что Финляндия и Швеция решили сообща заняться укреплением Аландских островов. Вероятно, финны рассчитывали на то, что военное сотрудничество со Швецией этим не ограничится. Перспектива была заманчивой, поскольку в тот период шведы единственными из всех скандинавов начали серьезное перевооружение и укрепление своей армии. Финляндско-шведский договор, предусматривавший военное сотрудничество в укреплении Аландских островов, был подписан, и тут же ратифицирован финским парламентом.

   Между тем, для реализации этого договора нужно было решить серьезную проблему. Еще в период становления Финляндии как независимого государства шведоязычное население Аландских островов стремилось присоединиться к Швеции. Разумеется, шведское правительство не хотело упускать шанс получить стратегически важную территорию: Аланды перекрывали вход в Ботнический залив и были идеальным местом для размещения военно-морской базы и батарей береговой обороны.

   После переговоров в Версале и Женеве Лига Наций приняла компромиссное решение: острова остались в составе Финляндии, но получили широкую автономию и были объявлены демилитаризованной зоной.

   Таким образом, возведение укреплений на Аландских островах не могло быть начато без одобрения со стороны стран-членов Лиги Наций. Разумеется, СССР, как полноправный член этой международной организации, выступил с решительным протестом против "милитаризации Аландов".

   "Представляется неясным, каковы именно цели вооружения островов, в каких размерах эти вооружения будут произведены, против кого они направлены и, наконец, в чем заключаются гарантии, что эти укрепления не будут использованы какой-либо агрессивной державой против СССР, расположенного в непосредственной близости от Аландского архипелага". -"Известия", 29 мая 1939 года.

   План был сорван. Шведское правительство отказалось ратифицировать договор по Аландам, который весной 1939 г. уже был одобрен правительством Финляндии. Нужно подчеркнуть, что после прихода к власти Гитлера основными факторами, которые определяли позиции СССР в регионе Балтийского моря, были военно-стратегические и внешнеполитические интересы. Идеология отошла на второй план. Даже реакция Советского Союза на усиление антикоммунистического движения в Финляндии и на запрещение деятельности коммунистов в начале 30-х годов по тогдашним меркам была удивительно вялой.

   Декларации военно-политического характера, напротив, были чрезвычайно жесткими. Советский посол в Финляндии прямо заявил финскому премьер-министру, что в случае начала войны в Центральной Европе СССР оккупирует часть Финляндии. В чуть более завуалированной форме об этом говорилось в выступлении секретаря Ленинградского обкома партии A.A.Жданова. Ситуация становилась все более критической.

 

© А.И.Козлов. Рига, 1997






наверх
Строительное оборудование можно посмотреть на сайте www.str-t.ru Стройтехники. . Виртуальные игровые автоматы миллионъ приносят не виртуальную прибыль.