Фрагмент из книги
"ЛИHИЯ МАHHЕРГЕЙМА
И СИСТЕМА ФИHСКОЙ ДОЛГОВРЕМЕHHОЙ ФОРТИФИКАЦИИ HА КАРЕЛЬСКОМ ПЕРЕШЕЙКЕ"

(c) Балашов Е.А., Степаков В.H. - СПб.: Hордмедиздат, 2000 - 84 с.

(c) ИКО Карелия.

ЛИНИЯ МАННЕРГЕЙМА И СИСТЕМА ДОЛГОВРЕМЕННОЙ ФОРТИФИКАЦИИ НА КАРЕЛЬСКОМ ПЕРЕШЕЙКЕ.

       Прежде чем приступить к изложению этой темы, необходимо определить, что же стоит за термином "линия Маннергейма", поскольку в отечественной литературе часто приходится сталкиваться с различными значениями этого понятия. В военно-исторических изданиях советского периода преобладает устойчивая точка зрения, что линия Маннергейма представляла собой глубоко эшелонированную полосу огневых долговременных укреплений, которая по своей технической мощи якобы не уступала железобетонным укреплениям французской "линии Мажино" и германской "линии Зигфрида". Общая глубина "линии Маннергейма" вместе с оперативной зоной составляла до 100 км (см. Н.Ф.Кузьмин. На страже мирного труда 1921-1940. Воениздат.М..1959). В Истории Ордена Ленина Ленинградского Военного округа (Воениздит.М., 1988) на стр. 129 утверждается что "линия Маннергейма состояла из трех основных, передовой и двух промежуточных полос, а также отсечных позиций. На всех трех полосах этой линии насчитывалось свыше 1000 дотов и дзотов, из которых 296 сооружений были долговременные железобетонные... Всего на главной полосе обороны насчитывалось около 200 железобетонных сооружений". А в книге "Бои в Финляндии" (М., ОГИЗ 1941) указывается, например, что "Советские войска на Карельском перешейке захватили 356 ДОТов и 2425 ДЗОТов". В отечественной литературе иногда можно встретить утверждения, что "линия Маннергейма" строилась с помощью немецких специалистов, что также не соответствует действительности.
       Во многих советских изданиях неоднократно повторяется, что части Красной Армии на Карельском перешейке встретились на своем пути с мощной глубоко эшелонированной системой финских укреплений - "линией Маннергейма", которая и задержала их наступление. Там же говорится о том, что в результате заранее подготовленной операции по штурму финских укреплений "линия Маннергейма" была прорвана в середине февраля 1940 г. после чего части Красной Армии устремились по направлению к Выборгу.
       Чем же все-таки в действительности была "линия Маннергейма"? Цель этой книги состоит в том, чтобы разграничить такие два совершенно смешавшиеся в обыденном представлении понятия, как "линия Маннергейма" и "система долговременной обороны Финляндии на Карельском перешейке".
       К течение последних десятилетий группа исследователей-энтузиастов под руководством Владимира Ивановича Смирнова из историко-краеведческого объединения "Карелия" провела серию экспедиций с целью изучения состояния памятников военной истории и фортификации на Карельском перешейке. В результате этой работы удалось установить, что материалы финской историографии в гораздо большей мере соответствуют истине, чем данные отечественных источников.
       В финской историографии под термином "линия Маннергейма" понимается, прежде всего, главная фронтовая позиция на Карельском перешейке времен советско-финляндской Зимней войны 1939-40 гг. Иными словами, та передовая линия фронта, на которой финские войска сумели остановить продвижение советских войск вглубь Финляндии вплоть до февральского генерального наступления РККА, Эта позиция лишь частично совпадала с линией главной оборонительной полосы, на которой находились долговременные огневые сооружения, построенные до начала военных действий. Тем самым особо подчеркивается человеческий фактор, благодаря которому маленькое государство смогло отстоять свою независимость, хотя и ценой значительных территориальных и людских потерь, перед военной мощью многократно превосходящего противника.
       Человеку, считающему себя искушенным в области военной истории, а тем более в области фортификации, следует различать понятия "линия Маннергейма" и "система долговременной обороны Финляндии". Если даже подразумевать под первым фортификационные объекты, сооруженные финнами в период с 1920 но 1939 гг., то из сферы рассмотрения выпадут многочисленные береговые батареи, построенные в Финляндии русскими фортификаторами до 1917 г. А ведь благодаря их наличию возможность высадки советских морских десантов в тылу финских войск была крайне ограничена.
       Следует также подчеркнуть, что сам термин "линия Маннергейма" появился лишь в начале советско-финляндской войны, когда К.Г.Э. Маннергейм был назначен на пост главнокомандующего финской армии.
       Долговременные оборонительные сооружения Финляндии появились не на пустом месте. Вся многовековая история финского народа проходила на фоне постоянных войн между Западом и Востоком, а театром военных действий чаще всего становился Карельский перешеек. Еще в конце XIII века в западной части перешейка шведы основали крепость Выборг с целью в дальнейшем продвинуться на восток. Новгородцы воспрепятствовали их планам, оттеснив врага за Вуоксу и основав крепость Корела в восточной части перешейка. Неоднократно земли Западной Карелии переходили то под шведскую, то под русскую корону, пока, наконец, уже в XX веке не обрели самостоятельность в составе независимой Финляндии.
      
       1. ИСХОДНЫЕ СТУПЕНИ
       Система укреплений, создававшихся в свое время на Карельском перешейке и в других местах вблизи восточной границы Финляндии, имеет свою историю, связанную с военными и политическими событиями, происходившими в этом регионе в первой половине XX века.
       В конце прошлого века, чтобы прикрыть побережье северо-западной части империи, русское военное министерство развернуло колоссальные инженерно-технические работы по модернизации старых, заложенных еще при Петре 1, береговых укреплений и строительству новых сооружений, прежде всего береговых артиллерийских батарей, которые в сочетании с морскими минными заграждениями должны были препятствовать приближению вражеского военного флота к столице, а также не давать противнику возможности высаживать свои десанты на побережье. В условиях разгоревшейся первой мировой войны эти укрепления создавали реальную угрозу немецкому флоту.
       После того, как Финляндия стала независимым государством и вышла из состава России, все эти сооружения вместе с тяжелым вооружением и боеприпасами перешли в собственность финского государства и впоследствии сыграли немаловажную роль в обороне страны с моря в период советско-финляндской Зимней войны 1939-40 гг.
       Если со стороны Финского залива территория Финляндии имела огневое прикрытие, то со стороны Ладожского озера, которое до 1918 г. являлось внутренней акваторией Российской империи, такое прикрытие отсутствовало. Поэтому весной 1919 г. командир 3-го полка Береговой артиллерии подал предложение разместить на некоторых островах Ладожского озера артиллерийские батареи. Этот вопрос стал предметом обсуждения между военным министром Финляндии Р.Вальденом и начальником Генерального штаба генерал-майором Х.Игнатиусом. Тогда же было предложено укрепить и несколько островов Финского залива. Фортификационные работы по укреплению побережья обеих акваторий были начаты осенью 1919 г. Первые финские береговые батареи, оснащенные спаренными 152-мм орудиями Канэ, появились на островах Валаамского архипелага - Пииккана (о.Никоновский) и Раутаверяйя (о-ва Оборонный и Пуккисаари), а также на Коневце, Хейнясенмаа, Мекерикке, Мантсинсаари, Ристисаари, на полуострове Вахтиниеми. На полуостровах Мустаниеми и Ярисевя [мыс Чалка] построили батареи, оснащенные 120-мм орудиями Армстронг.
       Однако с суши юго-восточные границы Финляндии практически не были защищены, поэтому в тот период, когда в стране еще шла гражданская война, финское военное командование по инициативе главнокомандующего Белой армии генерала Карла Густава Эмиля Маннергейма начало осуществлять конкретные меры по защите подступов к Финляндии со стороны суши и, прежде всего, со стороны Карельского перешейка, который на протяжении всей истории Финляндии был наиболее уязвимым направлением в военно-стратегическом отношении.
       Своим приказом от 7 мая 1918г.К.Г.Э. Маннергейм откомандировал в распоряжение командования Восточной армии (группировка белых войск Финляндии в восточной части страны) двух своих представителей - подполковника А.Раппе и майора К. фон Гейне, которые прибыли на службу в финскую армию из Швеции. Им было поручено составить предварительный план по строительству оборонительных сооружений на Карельском перешейке согласно рекомендациям и указаниям командующего Восточной армией. При составлении этого плана необходимо было учесть, что предполагаемые мероприятия должны были осуществляться силами имеющихся в наличии ресурсов в течение ближайших двух месяцев. Готовый план надлежало отправить в Ставку Маннергейма не позднее 25 мая с заключением командующего Восточной армией.
       Подполковник А.Раппе датировал этот план первым июня 1918 г. в г. Выборге. В соответствии с этим планом строительство укреплений должно было осуществляться с учетом необходимости создания удобных исходных позиций для возможных наступательных действий в сторону Петрограда.
       А.Раппе в своей оценке положения исходил из того, что противник будет защищать Петроград в том числе и путем активных наступательных действий, и тогда его контрудары могут быть направлены вглубь Финляндии либо вдоль шоссейной дороги и железнодорожного полотна в сторону Кивеннапы [ныне пос.Первомайское - прим.ред.] и Выборга, либо же на участке Рауту [ныне пос.Сосново - прим.ред]. Согласно приписке, сделанной генерал-майором А.Тунцельманом, наиболее вероятным считалось именно Выборгское направление.
       План А.Раппе основывался на возведении трех оборонительных позиций вдоль финско-русской границы. Первая, или передовая позиция, должна была пройти непосредственно у самой границы. Вторая, или главная позиция, начиналась бы от форта Ино, следуя через деревни Кивеннапа и Липола к берегу Ладоги. Третья же, или тыловая позиция, намечалась по линии Муурила - Куолемаярви - Каукъярви - Перкъярви - Валкъярви - Рауту - Тайпале.
       По расчетам А.Раппе, на передовой и на главной позициях необходимо было отрыть 25 километров траншей и создать полосы препятствий общей длиной 100 км. Для проведения таких работ потребовалось бы в общей сложности 195 000 человеко-дней. На строительство тыловой оборонительной позиции, которая примерно совпадала с возведенной в 1920-30-х гг. главной полосой обороны, включавшей в себя систему железобетонных огневых точек (ДОТ), предполагалось затратить примерно такое же количество человеко-дней. С учетом прокладки дорог и линий связи общее число человеко-дней должно было достигать 400 000.
       План, составленный А.Раппе к 1 июня 1918 г. остался неосуществленным в связи с уходом генерала К.Г.Э.Маннергейма в отставку 29 мая 1918 г. После этого последовал довольно непродолжительный так называемый "германский период" в высшем военном руководстве Финляндии.
       Немецкие войска находились, однако, в Финляндии недолго - лишь до конца 1918 г. (1)
       Тем не менее, военное командование германской группировки не оставило без внимания вопрос обороны юго-восточной части Финляндии. В результате появился план фортификации Карельского перешейка, составленный полковником германской армии бароном О. фон Бранденштайном. По этому плану полоса обороны, рассматривавшаяся в проекте подполковника А.Раппе как тыловая, фигурировала уже как главная. Она должна была пересечь Карельский перешеек с запада на восток по линии "залив Хумалъйоенлахти - Куолемаярви - Перкъярви - Муолаанъярви - Эюряпяанъярви - река Вуокси - Тайпале"(2) и упереться в берег Ладожского озера.
       Из материалов этого плана следовало, что фон Бранденштайн придерживался, в отличие от А.Раппе, скорее оборонительной трактовки назначения этой системы укреплений. Содержание плана указывало, с учетом особенностей предлагавшейся фортификации, что речь идет отнюдь не о временном характере оборонительных рубежей. Там же имелись рекомендации по поводу проведения работ, предполагавшихся на период мирного времени. План содержал отчеты по рекогносцировке позиций, пояснения, касающиеся железных дорог, шоссейных путей, возможностей размещения войск как при мобилизации, так и частично для этапа сдерживания наступления противника. Дополнительно упоминалось, что в рекомендациях должны содержаться предложения по организации строительных работ в мирное время, причем в порядке по степени их срочности, а также по прокладке систем связи.
       16 сентября 1918 г. исполнявший обязанности начальника Генерального штаба финской армии немецкий полковник фон Редерн предложил Комитету по военным делам приступить к фортификационным работам на Карельском перешейке. Финский Сенат принял соответствующее решение 29 октября того же года и постановил выделить на строительство укреплений ассигнования в размере 300 000 марок. К работам были привлечены, кроме немецких саперных подразделений под командованием капитана Спора, также финские "саперные роты" и 200 военнопленных.
       В связи с непродолжительным пребыванием немцев в Финляндии, разработанный ими план фортификации был осуществлен лишь в незначительной мере. На нескольких участках успели соорудить лишь проволочные заграждения и пулеметные гнезда. Тем не менее оборонительные работы были продолжены после ухода немцев силами Финляндского Учебного саперного батальона, временным командиром которого был в то время Отто Бонсдорф(3).
       Помимо немцев, свои проекты по фортификации Карельского перешейка выдвигали и офицеры финской армии. Так, командир 2-й пехотной дивизии генерал-майор Г.Чеслеф предложил построить укрепленную полосу от берега Финского залива до побережья Ладоги. Задача по составлению такого проекта была возложена на майора И.Кр.Фабрициуса. (4)
       В июне 1919 г. проект, составленный Фабрициусом, как и его обоснование, был одобрен. "Линия Фабрициуса" начиналась от Финского залива, пересекала Карельский перешеек по межозерным дефиле Кипиноланъярви [оз.Высокинское], Куолемаярви [оз.Пионерское], Каукъярви [оз.Красавица], Перкъярви [оз.Бол.Кирилловское], Юскъярви [озеро Вишневское], Пуннус-ярви [оз.Красное], а далее шла по северному берегу вуоксинской системы до Тайпале [Соловьеве]. Интересно отметить, что линия фронта, сдерживавшая наступление Красной Армии с декабря 1939 г. по февраль 1940 г., за исключением 25-км участка полностью совпадала с этой намеченной Фабрициусом линией.
       Однако, проект Фабрициуса не устроил генерал-майора Чеслефа, который не хотел оставлять без прикрытия волость Уусикиркко. В том же году Чеслеф предложил на рассмотрение свой план, по которому западный фланг укрепленной полосы был значительно приближен к советской границе. "Линия Чеслефа" начиналась, таким образом, от Ваммелсуу [Черная Речка] и шла вдоль русла рек Ваммелъйоки [р.Глады-шевка] и Суулайоки [р.Великая] до оз.Суулаярви [озеро Нахимовское], а далее через межозерные дефиле Вуоть-ярви [оз.Волочаевское],Кирккоярви [оз.Правдинское] и Пуннусярви [оз.Красное] выходила к Вуоксе.
       Но ни один из этих проектов так и не осуществился, поскольку после президентских выборов 1919 года генерал-майор Г.Чеслеф и майор И.Кр.Фабрициус вышли в отставку.
       Кроме вышеупомянутых, существовал еще один проект строительства системы укреплений и заграждений, предложенный заступившим 5.3.1919. на пост начальника финляндского Генерального штаба генерал-майором Ханнесом Игнатиусом. Этот проект был составлен в апреле 1919 г. главным квартирмейстером полковником Н.Прокопэ и начальником оперативного отдела майором А.Сомерсало. План Игнатиуса рассматривался с марта по сентябрь 1919 г. и предусматривал возможность перехода от обороны к активным наступательным действиям с целью решить таким образом исход войны. Дело в том, что в этот период ситуация на Карельском перешейке была крайне неопределенной - шел 1919 год. По данным финской разведки, Советская Россия сконцентрировала вблизи финляндской границы до 15 000 солдат и 150 орудий, а кроме того в распоряжении противника имелось до 8 000 бежавших из Финляндии красных финнов, из которых большевики сформировали несколько полков, готовых бросится в бой, чтобы взять реванш за поражение в Гражданской войне 1918 г.
       По плану Игнатиуса на Карельском перешейке предусматривалось возведение двух линий обороны. Первая начиналась от форта Ино и выходила к Вуоксе через населенные пункты Ваммелъярви - Лийкола - Памппала - Пуннус. Вторая, главная, почти полностью совпадала с предложенной ранее фон Бранденштейном главной оборонительной позицией.
      
       2. ЛИНИЯ ЭНКЕЛЯ
       16 сентября 1919 г. на должность начальника Генерального штаба финляндских вооруженных сил пришел генерал-майор Оскар Энкель, предпринявший конкретные шаги по строительству бетонированных огневых точек на Карельском перешейке и в Северном Приладожье.
       В период, когда Финляндия еще находилась под российской короной, Оскар Энкель учился в Академии Генерального штаба русской армии(5). До поступления в Академию он проходил воинскую службу в Петербурге: в чине подпоручика, а затем поручика он служил в лейб-гвардии Семеновском полку (1901-03 гг.). Жил в то время О.Энкель на набережной р. Фонтанки в доме № 120, затем в Саперном переулке в доме № 10. После окончания Академии О.Энкель был причислен к Генеральному штабу и последовательно в чине капитана, подполковника, полковника служил в Главном управлении Генштаба и в Управлении генерал-квартирмейстера. В силу этих обстоятельств он был в курсе всех обсуждавшихся там вопросов, связанных с обеспечением театра военных действий и территории северо-запада страны средствами долговременной фортификации. Поэтому, возглавив в 1919 г. Генеральный штаб финляндской армии, О.Энкель придавал большое значение строительству оборонительных сооружений. Он продолжил работы, начатые его предшественниками, но при этом отказался от составленных ранее проектов Фабрициуса и Чеслефа. Энкель принимал в расчет то обстоятельство, что в условиях экстренной мобилизации воинские части, дислоцировавшиеся в Выборге, должны наверняка успеть закончить развертывание на главной оборонительной полосе до того, как агрессор достигнет ее. Обеспечить выполнение такой задачи на "линии Фабрициуса", а тем более на "линии Чеслефа" было бы весьма затруднительно. Поэтому западный фланг проектируемой "линии Энкеля" был отодвинут еще дальше от советской границы.
       В 1919 г. Советская Россия, несмотря на свою слабость, имела значительные военные ресурсы, которые она могла в любой момент направить против Финляндии. Финляндия же могла выставить тогда для обороны страны всего лишь около трех с половиной дивизий и небольшой по численности молодой офицерский корпус, а обученных резервов у нее не было вообще. Кроме того, в случае начала боевых действий, на мобилизацию и сосредоточение так называемых "сил категории Б" ушло бы не менее трех недель. В таких условиях Финляндия не могла рассчитывать на активные наступательные действия на нескольких направлениях, а главное -своевременно выдвинуть все войска, имевшиеся в наличие, на как можно большее удаление от Выборга и от железнодорожной линии "Выборг-Элисенваара". Кроме того, нельзя было допустить, чтобы войска были разгромлены по частям. Таким образом, необходимо было опереться на систему оборонительных сооружений. Это означало, что через весь Карельский перешеек предстояло проложить цепь узлов обороны, чтобы, располагая минимальным количеством живой силы, можно было остановить продвижение войск противника до завершения этапа сосредоточения и развертывания своих дивизий. Осенью 1919 г. в Финляндию из Франции прибыла группа военных специалистов во главе с полковником Ж.Жандром с целью оказания помощи в деле создания армии и в организации системы обороны страны. В составе этой группы оказался также и специалист по вопросам фортификации майор (впоследствии подполковник) Ж.Ж.Грос-Куасси, которому О.Энкель поручил составить план фортификации Карельского перешейка. Упоминавшийся выше Ж.Кр.Фабрициус работал в то время в АО "Гранит", а с 21 октября 1919 года начал сотрудничать с Грос-Куасси. С О.Энкелем он познакомился позднее - осенью 1920 г.(6)
       В феврале 1920 г. Грос-Куасси изложил начальнику Генштаба О.Энкелю свое мнение, согласно которому основные маршруты продвижения наступающих войск противника будут проходить по всем четырем главным транспортным магистралям, то есть через Куолемаярви [ныне район пп.Рябове -Лужки], Сумма [Средне-Выборгское шоссе], по железной дороге на Выборг и через Муолаа [ныне район оз. Глубокое, пп.Стрельцово-Искра]. Таким образом предстояло построить укрепленные узлы на всех этих ключевых направлениях.. Грос-Куасси предложил даже конкретную схему расположения оборонительных сооружений вокруг деревни Сумма. Кроме того, столь же важной и срочной была задача укрепления рубежа Тайпале [ныне пос.Соловьево] у впадения реки Тайпалеенйоки [ныне р.Бурная] в Ладогу. Грос-Куасси составил тогда первую схему расположения долговременных огневых точек и в районе мыса Коуккуниеми,
       Благодаря усилиям всех вышеупомянутых специалистов-фортификаторов была спроектирована так называемая "линия Энкеля", которая прошла через следующие населенные пункты и водоемы: Ремпетти - Хумалъйоки - Сумма - оз.Муолаанъярви -оз.Эюряпяанъярви - часть водной системы Вуокси - Тайпале [ныне Ключевое - Ермилово - Солдатское - оз.Глубокое - оз.Раковые - Вуокса - Соловьеве]. Строительные работы по возведению оборонительных объектов линии Энкеля начались в 1920 году.
       В 1921 г. первоначальный проект, предусматривавший сооружение только главной полосы обороны, был дополнен планом строительства тыловой оборонительной позиции, прикрывавшей подходы к Выборгу. Тыловая линия обороны состояла из нескольких укрепузлов, находившихся на рубеже Нуораа - Сяйние -Лююкюля - Хейнъйоки [ныне Соколинское -Черкасове - Озерное - Вещево]. В том же году западный фланг главной оборонительной полосы было решено перенести южнее к межозерному дефиле Хумалъйоки [ныне Ермилово].
       В общей сложности за первый период на Карельском перешейке было построено 168 бетонированных и железобетонных сооружений, из которых 114 являлись пулеметными, 6 - орудийными казематами, один - орудийно-пулеметным казематом. Прочие сооружения были укрытиями: 10 пунктов управления огнем, 27 убежищ для гарнизона, 10 небольших бетонированных пехотных позиций. (7)
       Огневые точки, расположенные в лесисто-болотной местности, были оборудованы исключительно пулеметами. Но в районе широких открытых вуоксинских плесов более эффективным считалось орудийное огневое прикрытие. Поэтому в 1922 году Энкель обратился в министерство обороны с предложением построить на северном побережье Вуоксы-Суванто пять небольших береговых артиллерийских фортов, оснащенных 76-мм скорострельными пушками образца 1900 г. В возведенные в 1923-1924 гг. форты пушки были установлены, однако, только в декабре 1939 г. Форт "La" оснастили тремя корабельными пушками 57-мм "Капонир", форт "No" - четырьмя 57-мм пушками "Норденфельт", форт "Sa" - двумя пушками "Капонир" и двумя "Норденфельт", форты "Ке" и "Tai" - тремя пушками "Капонир" и одной "Норденфельт". В. пулеметно-орудийный каземат форта "Ki" к уже имевшейся там пушке 75-мм "Меллер" добавили пушку "Капонир".
       Главная оборонительная полоса состояла из вытянутой в линию системы узлов обороны, в каждый из которых входило несколько дерево-земляных полевых укреплений (ДЗОТ) и долговременных каменно-бетонных сооружений, а также противотанковые и противопехотные заграждения. Сами узлы обороны были размещены на главной оборонительной линии крайне неравномерно: промежутки между отдельными узлами сопротивления иногда достигали ^6-8 км. Каждый узел обороны имел свой индекс, начинавшийся обычно первыми буквами близлежащего населенного пункта. Если счет вести от берега Финского залива, то обозначения узлов последуют в таком порядке:
       "Н" - Хумалъйоки [ныне Ермилово],
       "К" - Колккала [ныне Малышеве],
       "N" - Няюкки [не существ.],
       "Ко" - Колмикееяля [не существ.],
       "Ну" - Хюлкеяля [не существ.],
       "Ка" - Кархула [ныне Дятлово],
       "Sk" - Суммакюля [не существ.],
       "La" - Ляхде [не существ,],
       "А" - Эюряпяа (Лейпясуо),
       "Ми" - Муолаанкюля [ныне Грибное],
       "Ма" - Сикниеми [не существ.],
       "Ма" - Мялкеля [ныне Звереве],
       "La" - Лауттаниеми [не существ.],
       "No" - Нойсниеми [ныне Мыс],
       "Ki" - Кивиниеми [ныне Лосево],
       "Sa" - Саккола [ныне Громово],
       "Ке" - Келья [ныне Портовое],
       "Tai" - Тайпале [ныне Соловьеве].
      
       Таким образом, на главной оборонительной голосе линии Энкеля было сооружено 18 узлов обороны различной степени мощности.
      
       В систему укреплений линии Энкеля входила и тыловая оборонительная полоса, прикрывавшая подступу к Выборгу. В нее входило 10 узлов обороны:
       "R" - Ремпетти [ныне Ключевое],
       "Nr" - Нярья [ныне не существует],
       "Kai" - Кайпиала [не существ.],
       "Nu" - Нуораа [ныне Соколинское],
       "Kak" - Каккола [ныне Соколинское],
       "Le" - Левияйнен [не существ.],
       "A.-Sa" - Ала-Сяйние [ныне Черкасове],
       "Y.-Sa" - Юля-Сяйние [ныне В.-Черкасове],
       "Не" - Хейнъйоки [ныне Вещево],
       "Ly" - Лююкюля [ныне Озерное].
      
      
       КРАТКАЯ ТЕХНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УЗЛОВ ОБОРОНЫ ГЛАВНОЙ ОБОРОНИТЕЛЬНОЙ ПОЛОСЫ ЛИНИИ ЭНКЕЛЯ (по состоянию на 1924 г.)
       1. Узел обороны "Н" располагался северо-восточнее деревни Хумалъйоки и помимо полевых укреплений включал в себя четыре небольших одноэтажных пулеметных одно-амбразурных ДОТ фронтального огня, прикрывавших железную дорогу и береговое шоссе.
       2. Узел обороны "К" занимал северо-восточную часть деревни Колккала и включал в себя, кроме полевых укреплений, противотанковых и противопехотных заграждений, семь небольших одно-амбразурных пулеметных ДОТ фронтального огня, четыре бетонных укрытия и один командный пункт.
       3. Узел обороны "N" располагался в пределах северо-восточной оконечности озера Куолемаярви [ныне оз.Пионерское] у деревни Няюкки и включал в себя, помимо полевых укреплений, противопехотных и противотанковых заграждений, три одно-амбразурных пулеметных ДОТ, один командный пункт и две бетонированные пехотные позиции.
       4. Узел обороны "Ко" находился на территории деревни Колмикесяля и включал в себя шесть одно-амбразурных пулеметных ДОТ фронтального огня, три бетонных укрытия, один командный пункт и две бетонированных пехотных позиции.
       5. Узел обороны "Ну" находился на территории деревни Хюлькияля и рассматривался позднее как часть единого комплекса узла "Ко".
       6. Узел обороны "Ка" находился в центре деревни Кархула и включал в себя пять одно-амбразурных пулеметных ДОТ и два укрытия. 7. Узел обороны "Sk" размещался на территории деревни Суммакюля и включал в себя семь одно- и два двух-амбразурных пулеметных ДОТ фронтального огня, один из которых совмещал также и функцию небольшого укрытия. В этом же укрепузле располагались еще четыре отдельно стоявших укрытия.
       8. Узел обороны "La" примыкал почти вплотную к левому флангу укрепузла "Sk".
       Он состоял из двух одно-амбразурных пулеметных ДОТ фронтального огня, двух укрытий и четырех командных пунктов. Позднее индекс "La" был заменен на "Sj".
       9. Узел обороны "А" находился в 2 км юго-восточнее железнодорожной станции Эюряпяа (Лейпясуо) и состоял из пяти небольших одно-амбразурных пулеметных ДОТ фронтального огня, простреливавших местность вдоль полотна железной дороги. Позднее индекс "А" был заменен на "Le".
       10. Узел обороны "Ми" располагался в пределах деревни Муолаанкюля и состоял из пяти одно-амбразурных пулеметных ДОТ, одного артиллерийского капонира, оснащенного 75-мм корабельным орудием "Меллер", пяти укрытий и двух командных пунктов.
       11. Узел обороны "Ма" находился на мысу Сикниеми и состоял из трех одно-амбразурных пулеметных ДОТ.
       12. Узел обороны "Ма" занимал юго-восточную окраину деревни Мялкеля, вытянувшись вдоль берега реки Салменкайта. Он состоял из одного одно-амбразурного пулеметного ДОТ, четырех укрытий и трех бетонированных пехотных позиций. По имеющимся сведениям, в том же районе в 1924 г. было начато строительство артиллерийского капонира.
       ??? вуоксинском мысу Лауттаниеми и состоял из двух одно-амбразурных пулеметных ДОТ и одного артиллерийского капонира фланкирующего огня, рассчитанного на 4 орудия. Как и другие артиллерийские сооружения подобного типа, капонир имел небольшую казарму для гарнизона, защищенную мощными бетонными стенами.
       14. Узел обороны "No" располагался на соседнем мысу Нойсниеми и включал в себя один одно-амбразурный пулеметный ДОТ и один артиллерийский капонир фланкирующего огня.
       15. Узел обороны "Ki" находился в центре деревни Кивиниеми на северном берегу бурной протоки. Он включал в себя два пулеметных одно-амбразурных ДОТ и один пулеметно-артиллерийский капонир.
       16. Узел обороны "Sa" находился вблизи села Саккола на берегу озера Сувантоярви [ныне оз.Суходольское]. Он состоял из двух пулеметных одно-амбразурных ДОТ и одного артиллерийского капонира.
       17. Узел обороны "Ке" находился на территории деревни Келья и состоял также из двух пулеметных одно-амбразурных ДОТ и одного артиллерийского капонира.
       18. Узел обороны "Tai" занимал обширное пространство мыса Коуккуниеми, пересекая территории деревень Кирвесмяки, Теренттиля и Тайпале. Он включал в себя 10 одно-амбразурных пулеметных ДОТ фронтального огня, один артиллерийский капонир и одно укрытие.
       Таким образом, в общей сложности на главной полосе обороны было построено 69 пулеметных ДОТов фронтального огня, один пулеметно-артиллерийский ДОТ, 8 артиллерийских капониров(8), 25 бетонных укрытий, 9 бетонных командных пунктов и 7 бетонных пехотных позиций.
      
       КРАТКАЯ ТЕХНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УЗЛОВ ОБОРОНЫ ТЫЛОВОЙ ОБОРОНИТЕЛЬНОЙ ПОЛОСЫ ЛИНИИ ЭНКЕЛЯ (по состоянию на 1924 г.)
       1. Узел обороны "R" располагался близ деревни Ремпетти и включал в себя пять пулеметных одно-амбразурных ДОТ, два бетонных укрытия и один бетонный командный пункт.
       2. Узел обороны "Nr" занимал северный берег озера Нярьян-ярви [ныне оз.Зайчихино] и включал в себя семь пулеметных одно-амбразурных ДОТ фронтального огня, а также один бетонный командный пункт.
       3. Узел обороны "Kai" занимал центральную часть деревни Кайпиала и включал в себя три одно-амбразурных ДОТ, один командный пункт и две бетонированные пехотные позиции.
       4. Узел обороны "Nu" занимал западную часть деревни Нуораа и включал в себя три одно-амбразурных ДОТ фронтального огня.
       5. Узел обороны "Kak" размещался в деревеньке Каккола и включал в себя четыре одно-амбразурных ДОТ фронтального огня.
       6. Узел обороны "Le" размещался возле хозяйства Левияйнен и состоял из одного одно-амбразурного ДОТ.
       7. Узел обороны "А.-Sa" находился в деревне Ала-Сяйние и включал в себя девять одно-амбразурных ДОТ.
       8. Узел обороны "Y.-Sa" находился в деревне Юля-Сяйние и включал в себя шесть одно-амбразурных ДОТ.
       9. Узел обороны "Не" находился в деревне Хейнъйоки и включал в себя три одно-амбразурных ДОТ.
       10. Узел обороны "Ly" находился в деревне Лююкюля и включал в себя два одно-амбразурных ДОТ.
       Всего на тыловой линии было сооружено 43 одно-амбразурных пулеметных ДОТ, 2 укрытия, 3 командных пункта и 2 бетонированных пехотных позиции.
       Таким образом, общее количество всех долговременных сооружений, построенных на главной и тыловой позициях к 1924 г., учитывая и оба ДОТ на два и три пулемета вне зоны этих позиций, составляет 168 единиц.
       Линия Энкеля не была лишена недостатков, причина которых крылась не столько в техническом несовершенстве сооружений, сколько в скудости выделяемых на ее строительство средств. От первоначальной прогрессивной идеи возведения системы пулеметных косоприцельных ДОТ перекрестного огня пришлось отказаться в самом начале, так как для ее осуществления потребовалось бы соорудить значительно больше огневых точек, чем с применением ДОТ фронтального огня с углом секторов обстрела в 90 градусов.
       Почти все бетонированные сооружения первого периода постройки (1920-24 гг.) отличались невысоким качеством бетона, практически полным отсутствием гибкой стальной арматуры и большим объемом наполнителя - песка, гравия и камней. Жесткая экономия средств свела на нет требуемые прочностные характеристики укреплений. Единственная металлическая деталь, использовавшаяся в перекрытиях - двутавровая стальная балка. Такие укрепления разрушались даже от прямого попадания одного тяжелого снаряда, да и расположение их на местности было отнюдь не самым удачным. Классические железобетонные конструкции в то время применялись только при строительства нескольких орудийных казематов на Вуоксинской линии.
       Сооружения, строившиеся в 1920-24 гг. были одноярусного типа, т.е одноэтажные. Исключениями являлись двухэтажное укрытие в укрепузле "Ко" и двухэтажный орудийный капонир в Патониеми (укрепузел "Tai"), в котором укрытие для гарнизона находилось непосредственно под боевым казематом. Некоторые ДОТ сочетали в себе два помещения -боевой каземат и укрытие на 4-6 чел., оборудованное двухъярусными нарами. Конструкция амбразур всех пулеметных ДОТ предполагала ведение фронтального огня и не обеспечивала огневого прикрытия соседних ДОТ. Сооружения такого типа были крайне несовершенны и уязвимы перед опасностью расстрела их прямой наводкой в область
       амбразур. Эти недостатки в отдельных объектах были устранены несколько позднее, уже в 30-е годы, когда проводились широкомасштабные работы по реконструкции и частичной модернизации старых укреплений(9).
       Отчасти по этим неудовлетворительным результатам, отчасти потому, что Генштаб уделял чрезмерное внимание дорогостоящим фортификационным работам в ущерб совершенствованию средств ведения активных боевых действий(10) сложились причины, под влиянием которых 18 сентября 1924 г. О.Энкель ушел в отставку с поста начальника Генштаба финской армии. После его ухода работы по фортификации в приграничных с СССР районах были приостановлены на несколько лет. Российский историк А.Н.Цамутали считает, и мы с ним в этом полностью согласны, что О.К.Энкель при возведении линии укреплений на Карельском перешейке "стремился претворить на практике принципы, выработанные школой русских военных инженеров".
      
       3. НОВЫЙ ПЕРИОД СТРОИТЕЛЬСТВА ФОРТИФИКАЦИОННЫХ СООРУЖЕНИЙ НА КАРЕЛЬСКОМ ПЕРЕШЕЙКЕ
       Этот период следует разделить на три стадии: 1932-34 гг., 1936-38 гг. и 1938-39 гг. Но непосредственно строительству предшествовала длительная подготовительная деятельность.
       В течение трех лет после ухода О.Энкеля в отставку никакие работы, в том числе и проектные, по совершенствованию фортификационных сооружений на Карельском перешейке не проводились. Только на четвертый год военное командование вновь вернулось к вопросу обороны финских рубежей. Летом 1927 г. капитан (впоследствии полковник) В.Карикос-ки, служивший в Оперативном отделе Генерального штаба, изучил возможности создания укрепленной полосы через межозерные дефиле Муолаанъярви - Юскъярви - Кирккоярви - Пуннусъярви -Валкъярви [ныне оз.Глубокое - оз.Вишневское - оз.Правдинское - оз.Красное - оз.Мичуринское] и рекомендовал укрепить эти перемычки "стационарными сооружениями". Спроектированная им линия проходила юго-восточнее упомянутой выше "линии Энкеля". Письменные предложения В.Карикоски датировал 12-м августом 1927 г.
       Несколько позднее (30 августа) появляется письменный проект, составленный представителем Генштаба майором Э.Воссом. Он предложил свой план укрепленной полосы в том же районе, что и В.Карикоски, правда, с некоторыми отличиями. По мнению Э.Восса, здесь следовало бы создать сеть укреплений полевого типа. Подобные идеи возникали и раньше, но главным недостатком их, по мнению Э.Восса, было то, что планировали размещение разрозненных участков обороны. Восс предлагал строить "узлы сопротивления" на расстоянии 3-6 км друг от друга, а в глубине оборудовать пулеметные позиции для огневого прикрытия этих промежутков. Глубина полосы должна составить не менее 2 км, а длина-28 километров, из них 12 км образовывали естественные преграды. Полоса включала 14 узлов сопротивления, перед которыми предлагалось создать непрерывную огневую завесу, охватывающую также и внутреннюю зону укрепрайона. Помимо пулеметных позиций в узлах сопротивления должны быть оборудованы укрытия для минометов, а огневые позиции для пушек в глубине обороны предлагалось заранее обозначить с проведением замеров.
       Узел сопротивления должен был включать 8 пулеметных ДОТ, 9 укрытий, 1 командный пункт, 1 перевязочный пункт, 2 кухни со складами, 4 склада боезапаса и 2 наблюдательных пункта.
       По расчетам Э.Восса, на проведение этих работ потребовались бы следующие финансовые затраты:
       - бетонированные сооружения - 100 млн. мк.
       - препятствия - 7 млн. мк.
       - подъездные пути - 18 млн. мк.
       - искусственные запруды, принудительное отчуждение земельных участков - 5 млн. мк.
       Всего: 130 млн. мк.
       По мнению Э.Восса, прочность бетона должна составлять 600 кг/кв.см; это был норматив, принятый в Швеции. Прежние укрепления, построенные на Карельском перешейке, по воспоминаниям И.Кр.Фабрициуса, имели соответствующий показатель лишь в 300 кг/кв.см.
       В августе 1929 г. по указанию Генерального штаба была организована основательная проверка состояния участков обороны с учетом ранее высказанных замечаний. Комиссия состояла из трех групп, в которые входили по три офицера-слушателя Высшего военного училища. Группами руководили подполковники О.Бонсдорф, В.Вайнио и К.Тюльккянен. Задача, на выполнение которой отводилось 5 дней, была сформулирована следующим образом:
       1. Полный план фортификационного обеспечения полосы (детальное расположение на местности фортификационных элементов, по которым следовало представить подготовительную техническую схему и план направлений секторов обстрела).
       2. Предложения по строительству сооружений на мирный период, на период угрозы войны и на период после начала военных действий с указанием очередности проведения работ с учетом степени срочности.
       3. Проект проведения мероприятий на случай начала войны в целях ускорения строительства возводимых сооружений (накопление и складирование необходимых материалов и т.д.) 4. Суммарная смета расходов. В результате работы этой комиссии были сделаны расчеты и выдвинуто предложение построить 121 долговременное бетонное сооружение, в том числе 94 огневых точки, 9 командных пунктов, 18 укрытий для личного состава и полевые укрепления, общей стоимостью примерно 27-33 млн. марок.
       Для того, чтобы оборонительная линия стала сплошной преградой для противника, по плану Карикоски необходимо было провести фортификационные работы на следующих участках:
       - Муурила - Кипиноланъярви - Куолемаярви;
       - Риескьярви - Ваммелъярви - Суулаярви;
       - Ваммелъсуу - Сахакюля;
       - Кивеннапа - Риихисюрья;
       - дефиле Кекрола;
       - позиция Липола;
       - позиция Рауту.
       Особое внимание при этом уделялось позиции у деревни Липола [ур.Котово], которую называли даже "Ключом Карельского перешейка", так как оттуда открывались два направления атаки - в сторону Рауту и в сторону Кивеннапы.
       Следует подчеркнуть, что это были всего лишь проекты и предложения, которые, в некоторой степени были учтены, когда в начале 1930-х гг. фортификационные работы на Карельском перешейке возобновились, но в полной мере все же остались неосуществленными.
      
       ПЕРВАЯ СТАДИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА
       26 февраля 1932 года главный инспектор по техническим вопросам полковник У.Сарлин, после нескольких предварительных бесед с опытным специалистом-фортификатором И.Кр.Фабрициусом, предложил ему возглавить работы по строительству укреплений на новом участке линии. К этому времени финское военное командование уже приняло конкретное решение о возведении дополнительного двадцать первого узла обороны в системе главной оборонительной полосы, включавшего изначально шесть одноэтажных ДОТ на 2-3 пулемета каждый, и протянувшегося от озера Куолемаярви [ныне оз.-Пионерское] до берега Финского залива восточнее мыса Кюренниеми. Этот участок линии, впоследствии названной иностранными журналистами, аккредитованными в Финляндии, "линией Маннергейма", получил условное сокращение "Ink" от названия находившейся в центре этого опорного пункта деревни Инкиля. Фабрициус стал основным разработчиком конструкций ДОТ укрепузла "Ink".
       Фортификационные работы в Инкиля проводились силами Саперного батальона. Первые ДОТ укрепузла "Ink" (Ink-1 и Ink-2), расположенные в северной части укрепсектора, были возведены в 1932 г. по типу французских "Каземат де Бурже". В отличии от своих предшественников эти сооружения имели ряд новшеств и преимуществ: боковые защитные стенки, прикрывающие амбразуры с фронтального направления, насыщенность гибкой арматурой из стальной проволоки, высокое качество бетона. ДОТ были одноярусными и предназначались для ведения фланкирующего пулеметного огня, отсекавшего наступающую пехоту противника от танков. Остальные ДОТ (Ink-3, Ink-4, Ink-5, и Ink-7), построенные в 1933-1934 гг., являлись также капонирами фланкирующего огня, однако имели амбразуры, защищенные вертикальными бронелистами толщиною в 10-15 см и размером 2х3 метра. Эти бронелисты остались на складах взорванного в 1918 г. российского форта Ино и с успехом были использованы для фортификационных работ. В район строительства девятитонные массивные бронеплиты доставлялись по железной дороге до ст.Куолемаярви, откуда тракторами, специально выделенными для этой цели командирами зенитно-артиллерийских подразделений, транспортировались к возводимым сооружениям. Все вышеупомянутые ДОТ имели кроме боевых казематов также и подземные укрытия, вмещавшие от 12 до 24 человек личного состава. В каждом помещении имелся свой колодец, откуда можно было пополнять запасы свежей питьевой воды, там же были оборудованы спальные места с двухъярусными нарами. В холодное время помещение обогревалось печками.
       На участке "Ink" Саперный батальон построил в период с 1932 по 1934 гг. шесть железобетонных пулеметных ДОТ. Последний ДОТ, двухуровневый капонир, с тремя боевыми казематами и амбразурами, защищенными бронелистами, с подземной казармой на взвод солдат, расположенной на нижнем уровне в 20-метровом коридоре,' был построен только в 1937 году.
      
       МОДЕРНИЗАЦИЯ УКРЕПЛЕНИЙ ГЛАВНОЙ ОБОРОНИТЕЛЬНОЙ ПОЛОСЫ
       В 1936 г. подполковника И.Кр.Фабрициуса назначили на должность начальника проектно-фортификационного отдела. С этого времени начался принципиально новый этап проектной работы. Основное внимание уделялось теперь разработке конструкций двух-, трех-амбразурных ДОТ фланкирующего огня, хорошо замаскированных и вписанных в местный ландшафт, усиленных бронезащитой и снабженных бронекуполами.
       Строительство таких сооружений началось 26 августа 1936 г. Мир находился на пороге новой войны и было очевидно, что старые одноамбразурные ДОТ фронтального огня, расположенные на главных направлениях атак потенциального противника, могут оказаться не в состоянии выдержать натиск современной военной техники. Работы по модернизации старых сооружений заключались в основном в том, что к ним пристраивались новые железобетонные боевые казематы фланкирующего огня с применением высокопрочных материалов. В некоторых случаях старые ДОТ просто реконструировали в укрытия, а иногда дополнительно к ним возводили совершенно новые ДОТ "миллионного" типа.
       Надо сказать, что модернизации в действительности подверглись только пять из двадцати старых укрепузлов: "Sk", "La", "Ма", "Mu" и "А". При этом индексы некоторых укрепузлов изменились следующим образом: "La" превратилось в "Sj" (Суммаярви), а "А" - в "Le" (Лейпясуо). Многие долговременные сооружения, расположенные в этих укрепузлах, были кардинально реконструированы. Так, в укрепузле "Sk" пять старых сооружений фронтального типа превратились в современные ДОТ фланкирующего огня, в дополнение к которым появилось еще три новых огневых железобетонных сооружения. В узлах обороны "Sj" и "Le" добавилось по два ДОТ-"миллионника". В 1939 г. новые долговременные огневые точки были построены в укрепузлах "Mu" и "Ма".
       Между озером Муолаанъярви и укрепузлом "Le" в начале 1938 года был возведен двадцать второй укрепузел "Su" (Суурниеми), состоящий из пяти ДОТ, укрытия и командного пункта, а также системы полевых укреплений, противотанковых и противопехотных заграждений.
      
       "МИЛЛИОННЫЕ ДОТЫ"
       Начиная с 1937 г. на Карельском перешейке строятся первые ДОТ так называемого "миллионного типа". Такое название объясняется большими суммами затрат на их возведение, исчислявшимися зачастую миллионами тогдашних финских марок. Кстати, один из этих ДОТ даже получил кодовое название "Миллионный" ("Sj-5"). Первые сооружения этого типа имели конструкцию, предусматривавшую наличие, как правило, двух или трех боевых казематов, соединенных подземными переходами, которые обычно использовались в качестве небольшой казармы на взвод солдат, а также служебного помещения, поддерживавшего в случае необходимости автономное бое- и жизнеобеспечение гарнизона в течении определенного времени в условиях полной блокады. Боевые амбразуры этих крепостей были защищены 3-5 (на "Le-7" даже семью) сболченными бронелистами, каждый из которых имел толщину в 60-70 мм. По расчетам специалистов, такая бронезащита должна была выдерживать прямое попадание 6-ти дюймовых артиллерийских снарядов. Бронеплиты были иностранного производства, основная их часть была закуплена в Чехии. К серии таких ДОТ относился и вышеупомянутый каземат "Ink-6", а также пулеметные капониры "Sk-IO", "Sk-2" (укрепузел "Суммакюля"), "Sj-4" или "Поппиус"(11) (укрепузел "Суммаярви") и "Le-6", "Le-7" (укрепузел "Лейпясуо"), построенные в 1938 г.
       Большинство ДОТ последнего периода постройки имело одну или несколько бронебашен, встроенных в потолочные перекрытия. Толщина брони таких башен доходила до 18 см. В верхней части бро-небашни были прорезаны наблюдательные щели для кругового обзора местности. Вращавшийся внутри башни стальной барабан с прорезью исключал случайные пулевые или осколочные попадания внутрь башни. "Миллионные" ДОТ постройки 1939 г. "Sk-ll" ("Пелтола") и "Sj-5" ("Миллионер") по своей конструкции отличались только тем, что боевые казематы в них были выполнены всецело из железобетона без применения бронезащиты. Такие железобетонные сооружения "миллионного" типа в принципе имели схожую планировку, т.е. удаленные друг от друга на расстояние 30-40 метров боевые казематы, соединенные подземным коридором-казармой. Они завершили ансамбль фортификационных объектов, строительство которых началось еще в 1920 году.
      
       ЦЕНТРАЛЬНЫЙ УЧАСТОК ГЛАВНОЙ ПОЛОСЫ ОБОРОНЫ
       Межозерное дефиле Муолаанъярви-Эюряпяанъярви и северный берег реки Саменкайта [ныне река Булатная] еще при О.Энкеле были укреплены восемью пулеметными полукапонирами, одним противоосколочным укрытием и тремя бетонированными пехотными позициями первого периода постройки. Эти старые фортификационные объекты распределялись по трем укрепузлам: "Мu", "Ма", "Ма". В дополнение к ним в 1939 г. в узлах "Мu" и "Ма" начали строить более современные железобетонные сооружения. 1 апреля 1939 г. в Финляндию прибыли два специалиста-фортификатора из Бельгии - генерал-майор Баду и капитан саперных войск Дэвид, Они привезли с собой чертежи построенных к тому времени в Бельгии фортификационных сооружений. Именно на основании этих разработок было решено построить дополнительные укрепления на межозерном дефиле Муолаанъярви-Эюряпяанъярви и вдоль реки Салменкайта. 9 октября 1939 г. был учрежден "Рабочий участок Арайоки", на котором под руководством дипломированного финского инженера А.Арайоки было начато строительство 40 новых одноэтажных железобетонных капониров, из которых к началу войны успели возвести лишь 23.
       Подавляющее большинство долговременных сооружений, построенных финнами на Карельском перешейке в 1932-1939 гг., будь то ДОТ, командные пункты или убежища, представляли собой одноэтажные, частично заглубленные в землю железобетонные сооружения в виде бункера, разделенного на несколько помещений внутренними перегородками с бронированными дверями. Укрытия предусматривали наличие двух входов, внешние подходы к которым прикрывались небольшими амбразурами для ручного пулемета. Исключения составляли лишь три двухуровневых ("Ink-6", "Sk-10", "Sj-4") и три трехуровневых ("Sj-5", "Sk-ll", "Sk-2") ДОТ "миллионного" типа, которые с большой натяжкой можно считать двухэтажными. Дело в том, что их боевые казематы и подземные укрытия-переходы размещались лишь на разных уровнях относительно земной поверхности, но не друг под другом, как, например, в конструкциях советских ДОТ линии КаУР. Только в двух финских ДОТ ("Sk-10", "Sj-5") и в орудийном каземате в Патониеми небольшие казематы верхнего уровня расположены непосредственно над помещениями нижнего яруса. Подземные переходы-укрытия выполняли одновременно и роль небольших казарм, в которых могло размещаться одновременно от 24 до 58 человек личного состава. Сверху подземные казармы были укрыты 3-метровой каменной подушкой, предохранявшей перекрытия от разрушения в случае прямого попадания авиабомб. Поскольку боевые казематы были соединены с подземными укрытиями посредством небольших лестниц, то это обстоятельство и стало причиной называть эти ДОТ устами советских авторов "многоэтажными крепостями"(12).
      
       СОСТОЯНИЕ ГЛАВНОЙ ОБОРОНИТЕЛЬНОЙ ПОЛОСЫ НА НАЧАЛО ВОЙНЫ
       Итак, к концу осени 1939 г. основные фортификационные работы на главной полосе финской обороны завершены еще не были. В состоянии боеготовности там находилось (учитывая и недостроенный укрепузел Муолаанярви-Салменкайта) 74 старых одно-амбразурных пулеметных ДОТ фронтального огня, 48 новых и модернизированных ДОТ, имевших от одной до четырех пулеметных амбразур фланкирующего огня, 7 артиллерийских ДОТ(13) и один пулеметно-артиллерийский капонир. В общей сложности - 130 долговременных огневых сооружения были расположены по линии длиною около 140 км от берега Финского залива до Ладожского озера. От линии государственной границы до позиций главной оборонительной полосы никаких иных долговременных сооружений у финнов не было. Западный фланг главной полосы был удален от границы на 50 км, а восточный - на 16 км. Передовые части Красной Армии достигли восточного фланга финских укреплений уже на пятый день наступления (04.12.39.). К западному флангу главной оборонительной полосы части РККА подошли 14.12.39. До центрального укрепрайона главной оборонительной полосы (укрепузла "Ма", "Ма", "Мu") советские войска не дошли добрый десяток километров, заняв оборону перед полевыми позициями финнов. До начала генерального наступления РККА укрепузлы "Ка", "Ко", "N", "К", "Kai", "Nr", "R" и "Н" находились в финском тылу на расстоянии 3-20 км от линии фронта.
       Непосредственно линию фронта с декабря 1939 г. до середины февраля 1940 г. поддерживало только II укрепузлов из имевшихся 22-х, а именно: "Ink", "Sk", "Sj", "Le", "Su", "La", "No", "Ki", "Sa", "Ke" и "Tai", которые располагались на передовой. В зоне соприкосновения с противником находилось в общей сложности чуть более 50 боеготовных долговременных огневых сооружения, 14 укрытий и 3 пехотных позиций, т.е. всего 69 каменно-бетонных и железобетонных укреплений (в это число входят 39 сооружений старой постройки и 30 модернизированных или вновь построенных). Из них четыре ДОТ укрепузла "Tai" были захвачены и уничтожены советскими саперами уже в первых декабрьских боях.
       Как упоминалось ранее, защищенные сетью траншей, противотанковых и противопехотных заграждений, долговременные сооружения главной оборонительной полосы препятствовали дальнейшему продвижению Красной Армии вглубь Финляндии с начала декабря 1939 г. по 11 февраля 1940 г. За это время многие долговременные сооружения получили серьезные повреждения в результате сильнейших артобстрелов, некоторые были даже полностью разрушены попаданиями тяжелых 203-мм гаубичных снарядов. Несколько ДОТ было взорвано советскими саперами во время штурма, но подавляющая часть финских фортификационных сооружений была уничтожена по приказу советского военного командования уже после окончания боевых действий на всей территории, занятой Красной Армией.
      
       ПРОМЕЖУТОЧНАЯ И ТЫЛОВАЯ ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ
       В начале лета 1939 г. начались работы на промежуточной оборонительной позиции - линии "V". Силами добровольцев на некоторых участках этой позиции успели возвести лишь противотанковые надолбы и ряды проволочных заграждений. Эти укрепления, как показало время, не явились серьезным препятствием на пути атаковавших Выборг дивизий РККА.
       Накануне Зимней войны, осенью 1939 г., были возоблены прерванные в 1924 г. фортификационные работы на тыловой оборонительной позиции - линии "Т", которая шла от залива Суоменведенъпохья до Кякисалми [ныне г.Приозерск]. По данным, приведенным в книге "История фортификации Финляндии", до заключения мирного договора от 12 марта 1940 г. на этом участке оборонительной линии результаты этих работ оказались следующими:
       oполностью построено 7 ДОТ и 74 ДЗОТ;
       - без отделочных работ оставлено 3 ДОТ и 24 ДЗОТ;
       - в начальной стадии работ оставлено 182 ДОТ и 131 ДЗОТ.
       Кроме того, на этой линии было отрыто 11 км траншей, проложено 131 км подъездных путей для проезда тяжелого автотранспорта, а также возведено некоторое количество проволочных и противотанковых препятствий. Но после войны все это обеспечение оказалось на территории, переданной Советскому Союзу.
       По окончанию Зимней войны финское военное командование продолжило фортификационные работы, приступив к строительству следующей современной и более совершенной линии обороны "Салпа" в непосредственной близости к новой государственной границе. В настоящее время некоторые сооружения линии "Салпа" используются как туристские объекты и являются памятниками военной истории.
      
       4. СТРОИТЕЛЬСТВО ПРОТИВОТАНКОВЫХ ПРЕПЯТСТВИИ
       В связи с быстрым совершенствованием бронетанковой техники в 1930-х гг. остро встал вопрос о методах борьбы с танками противника. Поэтому помимо ранее возведенных проволочных заграждений на Карельском перешейке начинается строительство противотанковых препятствий с применением вырубленных из гранита надолб, а также пробных вариантов эскарпов (т.е. продольных глубоких выемок на склонах с отвесными стенками) и противотанковых рвов. Такие работы выполняли в основном самокатные батальоны. В 1935 г. наконец-то было получено ассигнование в размере 40 000 марок на аренду участков земли и на материалы.
       По тактическим соображениям военное командование предписывало возводить подобные препятствия прежде всего на направлениях, где танки
       противника могут осуществлять прорывы линии обороны и обходить действующие в предполье войска сдерживания. Заграждения, кроме того, должны дополнять построенные или еще проектируемые оборонительные рубежи. Высота вертикальной стенки эскарпа должна быть при этом не ниже полутора метров, а противотанковый ров должен иметь глубину не менее 1 метра и ширину примерно 2,5 м.
       В течение 2 лет проводились испытания и исследования, а в 1937 г. командованием были составлены подробные указания по типам и применению противотанковых препятствий. В дальнейшем, в связи с начавшимся обострением внешнеполитической обстановки работы по строительству противотанковых заграждений были резко форсированы.
       Накануне советско-финляндской Зимней войны 1939-40 гг. на строительство заграждений, которое велось на Карельском перешейке под руководством военных специалистов, приезжали группы добровольцев даже из самых отдаленных районов Финляндии. Росту патриотического энтузиазма финнов способствовали различные публикации в печати, как, например, статья в щюцкоровской газете г.Сортавала майора Кустаа Сихво о необходимости укрепления Карельского перешейка, предложение подполковника В. Мерикаллио об организации строительства укрепле-ний силами добровольцев и пр. Правда, лишь после официального обращения "Карельского Академического Общества " министр обороны Финляндии Юхо Ниукканен учредил комиссию по организованному использованию труда людей, изъявивших желание добровольно внести посильный вклад в депо обороны страны. Председателем комиссии был назначен Главный инспектор по техническим вопросам генерал-майор У.Сарлин, членами стали начальник Главного штаба организации щюцкор полковник А.Мартола, начальник оперативного отдела Генерального штаба армии А.Айро, от министерства обороны - начальник технического отдела полковник А. Старк, начальник интендантского отдела полковник В.Густавссон и начальник учебного отдела полковник К.Талпола. Когда обращение "Карельского Академического Общества" стало широко известно, то желающих поехать на фортификационные работы оказалось так много, что "Общество " было не в состоянии организовать их доставку и распределение по объектам, поэтому организационные заботы взяла на себя щюцкоровская организация. Среди добровольцев было много учителей из народных школ, впрочем, люди по профессионлчьному составу подобрались самые разные. Всего к концу 1939 г., как показали подсчеты, объем выполненных фортификационных работ включал около 70 000 рабочих человеко-недель. Рабочую силу из числа добровольцев было предложено распределить следующим образом:
       - в распоряжение министерства обороны - 1000-2000 чел.
       - в распоряжение командования корпуса (Карельский перешеек) - 1000 чел.
       - в распоряжение командования военно-морских сил (береговой обороны) - 300 чел. Таким образом, предполагалось, что каждый из добровольцев будет занят на работах в течение 1-3 недель. Первые группы добровольцев приступили к работам 4 июня 1939 г. Работы завершились 8 октября того же года, когда начались внеочередные военные сборы, а недостроенные объекты были переданы прибывающим воинским подразделениям, которые и продолжили строительство укреплений вплоть до начала советско-финляндской Зимней войны.
       Одновременно были разработаны окончательные "Указания по расположению и возведению противотанковых препятствий против средних 10-20-тонных танков", утвержденные командующим Вооруженными силами и начальником Генерального штаба 23-24 мая 1939 года, основные принципы которого заключались в следующем:
       Заграждение должно находиться под наблюдением и прикрываться огневыми средствами. Оно не должно располагаться ближе, чем в 150 метрах, но не далее 200 метров от переднего края главной полосы обороны. Обороняющиеся должны иметь возможность огнем предотвращать попытки противника уничтожить заграждение. Для усиления эффекта всегда необходимо использовать преимущества местности. На особо важных направлениях заграждения следует делать многорядным. Проволочные заграждения, простреливаемые фланговым пулеметным огнем, образующим сеть огневого прикрытия главной оборонительной линии, необходимо располагать между ней и противотанковым заграждением. Кроме того, внутри заграждения и перед ним можно расположить проволочное заграждение на низких кольях. Относительно пулеметных ДОТ противотанковое заграждение должно быть расположено так, чтобы танк не подошел ближе, чем на 500-600 метров к амбразуре, дабы предотвратить ведение прицельного огня из танка по уязвимым точкам ДОТ. (14) Необходимо следить, чтобы каменные надолбы заграждения прочно сидели в земле, с заглублением на 40-60 см. Возвышение над поверхностью земли надолбов трех передних рядов - 80 см, заднего ряда - около 1 метра.
       Финские саперы успели возвести вдоль главной полосы обороны около 136 км противотанковых препятствий и около 330 км проволочных заграждений. Практически же, когда в первой фазе советско-финляндской Зимней войны Красная Армия подошла вплотную к укреплениям главной оборонительной
       полосы и начала предпринимать попытки прорыва ее, выяснилось, что вышеуказанные принципы, разработанные до войны по результатам испытаний противотанковых заграждений на живучесть с применением находившихся тогда на вооружении финской армии нескольких десятков устаревших легких танков "Рено", оказались несостоятельными перед мощью советской танковой массы. Кроме того, что надолбы сдвигались с места под напором средних танков "Т-28", отряды советских саперов зачастую подрывали надолбы зарядами взрывчатки, устраивая тем самым в них проходы для бронетехники. Но самым серьезным недостатком, несомненно, был хороший обзор линий противотанковых надолб с дальних артиллерийских позиций противника, в особенности на открытых и ровных участках местности, как, например, в районе узла обороны "Sj" (Сумма-ярви), где и был 11.02.1940 осуществлен прорыв главной оборонительной полосы. В результате многократного артиллерийского обстрела надолбы разрушались и проходов в них становилось все больше. Этот опыт финских фортификаторы учли уже во время следующей войны в 1942 г., когда на Карельском перешейке началось строительство новой оборонительной линии "VT" (Ваммелсуу-Тайпале) взамен полностью разрушенной советскими саперами прежней "линии Энкеля". Линия "VT" состояла из многочисленных небольших бетонированных укрытий и огневых точек, прочность которых значительно уступала живучести крепостей времен Зимней войны. Зато линии противотанковых надолб были куда более мощными, чем прежде, - их возводили из массивных, не поддающихся напору даже среднего танка, глыб гранита и железобетонных многогранников, устанавливаемых за невысоким земляным бруствером, маскирующим их от наблюдения противника и на дне противотанковых рвов.
      
       УЧАСТКИ ЗАТОПЛЕНИЯ
       Помимо создания линий полевых и долговременных укреплений у финского Генерального штаба и военного командования армии Карельского перешейка существовали также и планы создания зон искусственного затопления местности, что в период возможных оборонительных боев создавало бы наступающему противнику дополнительные трудности в преодолении этих водных преград. Из этих планов полностью осуществлены были лишь следующие:
       1. Искусственные плотины на реках Рокка-ланъйоки и Тюеппелянъйоки [ныне рр.Гороховка и Александровка]. Эти плотины, сооруженные из грунта и дерева, предполагалось в дальнейшем заменить бетонными конструкциями, но внезапно начавшаяся война стала препятствием воплощению гидротехнических идей.
       2. Бетонная плотина на реке Перонъйоки [ныне р.Перовка] была сооружена в 1938 г. С ее помощью можно было значительно поднять уровень воды в русле) в результате чего образовывалась обширная зона затопления в районе железнодорожного моста близ ДОТ "Le-6" и "Le-7".
       3. В 1936 г. была построена запруда на р.Сай-янъйоки [ныне р.Волчья]. Кроме того, существовали планы использования других искусственных плотин, создания водных препятствий в системе озер Эюряпяанъярви - Муолаанъярви, рек Салменкайта и Муолаанъйоки, озер Юскъярви - Кирккоярви - Пуннусъярви [ныне озера Раковые, Глубокое, р.Булатная, озера Вишневское, Правдинское и Красное]. На речке Муолаанъйоки работы по преобразованию русла в противотанковое препятствие были начаты уже перед самой войной, но 4 декабря 1939 г., когда фронт подошел достаточно близко, их пришлось остановить. Также небольшая плотинка была построена и в истоке реки Маяйоки для создания зоны затопления перед ДОТ "Sj-5".
      
       5. АРТИЛЛЕРИЯ БЕРЕГОВОЙ ОБОРОНЫ
       Еще до начала первой мировой войны по указанию Генерального штаба русской армии на побережье и на отдельных островах Балтийского моря, в частности и Финского залива, были начаты масштабные фортификационные работы, в результате которых появилась "Система укреплений имени Петра Великого" (в память о Петре 1, во времена которого были заложены первые форты и береговые батареи на Балтике). Работы эти продолжались форсированными темпами также и в ходе войны. Система береговых укреплений, в которую вошли как старые, но модернизированные оборонные объекты, так и новые береговые и островные форты, имела основную задачу, заключавшуюся в том, чтобы не допустить захода кораблей противника в Финский залив и высадки вражеского десанта на побережье. Эта оборона опиралась на закрывавшие вход в залив морские минные поля, которые прикрывались огнем корабельной и береговой артиллерии.
       По своему назначению эти береговые батареи подразделялись на две группы:
       - охрана наиболее важных фарватеров и десантоопасных объектов (батареи Койвисто, Выборга, Свеаборга, Або-Аландского архипелага и т.д.);
       - прикрытие поясов минных заграждений (главные батареи находились на островах Руссаре и Хииденмаа, на втором по степени важности месте - батареи Мякилуото и Найссаари, далее следуют батареи Ранкки, Кильписаари, Сомери, Лавансаари, и, наконец, батареи фортов Ино и Красная Горка.
       После окончания в мае 1918 г. Гражданской войны в Финляндии вся северная часть этой системы береговой обороны от форта Ино и до Аландских островов перешла в ведение финляндских вооруженных сил. Правда, некоторые из этих сооружений были разрушены еще в ходе Гражданской войны, а некоторые не были достроены.
       В 1918 г. по указанию начальника Генерального штаба финляндской армии создается инвентаризационная комиссия, которой было поручено осмотреть сооружения береговой обороны и составить отчет о состоянии их боеготовности. 24 августа 1918 года соответствующий отчет был представлен в Генеральный штаб. Председателем комиссии был подполковник А.Альмквист, членами - подполковник Х.Граф и капитан-лейтенант Д.Соурандер.
       По данным вышеупомянутой комиссии вдоль западного побережья Карельского перешейка в восточной части Финского залива по состоянию на первую половину 1918 г. были выявлены и поставлены на учет следующие береговые артиллерийские объекты:
       1. район форта Ино - четыре 12-дюймовых орудия на открытых площадках, четыре 12-дюймовых орудия, установленные в башнях, четыре 11-дюймовые мортиры, восемь 11-дюймовых, восемь 10-дюймовых и четыре 9-дюймовых мортиры, а также восемь 6-дюймовых и восемь полевых орудий калибром 76,2 мм. Хотя некоторые орудия были сильно повреждены в результате взрыва форта, но комиссия посчитала нужным поставить их на учет в расчете на возможное восстановление и использование для нужд береговой обороны;
       2. батарея Пуумала - шесть 6-дюймовых орудий;
       3. батерея Хумалъйоки - восемь 6-дюймовых и восемь 57-мм орудий;
       4. батарея Хяркяля - шесть 6-дюймовых и четыре 57-мм орудий;
       5. батарея Койвисто (Бъерке) - четыре 6-дюймовых орудия;
       6. Выборгские островные батареи:
       - на острове Туппурансаари - четыре 6-дюймовых и два 57-мм орудия;
       - на о-ве Суонионсаари - четыре 6-дюймовых орудия;
       - на о-ве Койвусаари - четыре 6-дюймовых орудия;
       - на о-ве Уурансаари - шесть 9-дюймовых и четыре 6-дюймовых орудия;
       - на о-ве Равансаари - шесть 10-дюймовых орудий; 7. батарея Ранкки - четыре 6-дюймовых орудия;
       8. батарея Кильписаари - четыре 6-дюймовых орудия;
       9. батарея Сомери - четыре 6-дюймовых и два 75-мм орудия;
       10. батарея Лавансаари - четыре 10-дюймовых и четыре 6-дюймовых орудия.
       На некоторых из указанных батарей на период проверки орудия вообще отсутствовали, как например, на батареях Койвисто и Равансаари, либо отсутствовали орудийные замки и другие важные детали. Предстояло провести значительную подготовительную работу по приведению этих береговых батарей в боевую готовность, построить дополнительные вспомогательные сооружения.
       Помимо прочего, еще в апреле 1918 г. был составлен первый план строительства береговых артиллерийских огневых точек вдоль северной части побережья Ладожского озера, которое являлось составной частью Финляндии, что было признано и Советской Россией при подписании в 1920г. Тартуского мирного договора. План был составлен лейтенантами военно-морского флота Финляндии Ф.Салвеном и А.Соурандером (с августа последний стал капитан-лейтенантом).
       Генерал-майор О.Энкель назначается в июле 1919 г. начальником береговой обороны страны. По его мнению, высадка десанта противника представляется возможной прежде всего на участке между Кякисалми [ныне Приозерск] и госграницей на Ладоге. В силу этого необходимо было укрепить отдаленные острова по линии Кякисалми-Салми, Вторую линию фортов предстояло построить на побережье между Кякисалми и Яаккима, а третью - на побережье между г.Сортавала и Салми.
       К 31 октября 1921 г. на Ладожском озере появились следущие первые финские батареи:
       - Тайпале (Ярисевя) - два 120-мм орудия "Армстронг";
       - остров Коневец (северная часть) - два 6-дюймовых морских орудия, (южная часть)
       - два 6-дюймовых морских орудия;
       - Мустаниеми - два 120-мм орудия "Армстронг";
       - Кякисалми (южная оконечность Мурикко) - два 75-миллиметровых зенитных орудия, (северная оконечность Вахтиниеми) - два 6-дюймовых орудия "Канэ";
       - о-в Хейнясенмаа - два 6-дюймовых орудия "Канэ";
       - о-в Мекерикке - два 6-дюймовых морских орудия;
       - Нииккана (о-в Валаам) - два 6-дюймовых орудия "Канэ";
       - Раутаверяйя (о-в Валаам) - два 6-дюймовых морских орудия;
       - о-в Ристисаари - два 6-дюймовых орудия "Канэ";
       - о-в Мантсинсаари - два 6-дюймовых орудия "Канэ";
       - Яаккима - два 75-мм морских орудия. Работы были выполнены частным строительным предприятием - АО "Гранит". Это же предприятие возводило, наряду с площадками для батарей, также и казармы, жилые дома для постоянного обслуживающего состава, пристани и подъездные пути.
       Службу на батареях несли три полка береговой артиллерии и 1-й отдельный дивизион береговой артиллерии, размещавшийся на Або-Аландском архипелаге, 1-й и 2-й полки отвечали за оборону побережья Балтийского моря и островов Финского залива, 3-й полк отвечал за оборону финляндской части побережья Ладоги.
       В дальнейшем, с учетом выявленных недостатков и степени целесообразности, вносились корректировки и в отношении размещения батарей, и в отношении мощности установленных на них орудий, Первую инспекционную поездку по строившимся на Ладоге батареям в июле 1920 г. провел начальник Генерального штаба О.Энкель в сопровождении полковника Жандра и подполковника Грос-Куасси. По итогам поездки О.Энкель составил список замечаний и недостатков, которые надлежало устранить.
       По распоряжению Государственного Совета Финляндии в марте 1921 г. был учрежден Комитет по делам обустройства береговой обороны, председателем которого был назначен генерал Энкель. В состав 10 членов Комитета были выбраны офицеры и инженеры, в частности, генерал К.Э.Кивекяс и коммодор Г. фон Шульц. Этот Комитет составил к 28 октября 1922 г. свою концепцию относительно как береговых батарей, так и роли флота.
       26 ноября 1923 г. ГосСовет учреждает Ревизионный комитет по обороне (т.н. "Комитет Хорнборга") для выработки общей доктрины обороны страны. По инициативе Комитета в Финляндию летом 1924 г. приезжает английская военная комиссия во главе с генерал-майором У.М.Кирком для консультирования военного руководства Финляндии по вопросам береговой артиллерии, флота и военно-воздушных сил.
       Комиссия Кирка после ознакомления с ситуацией в Финляндии дала, в частности, свои рекомендации по береговым батареям, разделив их на несколько категорий:
       1. батареи, которые предполагается сохранить и довести до полной готовности;
       2. батареи, которые расположены удачно, однако требуют обязательного перевооружения. новые батареи;
       4. батарей, которые не являются необходимыми, однако временно подлежат сохранению, но модернизация не предполагается; 5. батареи, подлежащие демонтажу. Следует отметить, что после ухода из Финляндии русских военных контингентов, в стране осталось девять орудий калибра 305 мм, из них четыре - на острове Исосаари, один - в крепости Свеаборг и четыре на о-ве Эре. В начале 30-х годов были произведены пробные стрельбы из орудий, находившихся в форту острова Эре и результат оказался положительным. Было отмечено, что стволы совершенно не имеют следов износа и обладают высокой точностью стрельбы, а с использованием новых баллистических форм снарядов дальность выстрела увеличивается с 30 до 40 км.
       Согласно первому плану Штаба морской обороны, эти орудия было предложено расположить следующим образом:
       - два орудия с башенной установкой на о.Мякилуото (южнее мыса Порккала-Удд);
       - два орудия с башенной установкой на о-ве Куйвасаари;
       - два орудия на открытых площадках на о-ве Кирконмаансаари;
       - два орудия на открытых площадках на мысу Ристиниеми (примерно в 40 км западнее Выборга); o одно орудие на открытой площадке на мысу Сааренпяа (о-в Койвисто [ныне Бол.Березовый]).
       В дальнейшем эти планы претерпели множество корректировок.
       В 1936 г. на ладожском участке в нескольких километрах северо-западнее устья реки Тай-палеенйоки [ныне р.Бурная] были построены четыре заглубленных в землю открытых капонира, предназначавшихся для установки четырех 6-дюймовых орудий. Эта была батарея Каарнайоки, стоимость которой обошлась финскому государству в 950 000 марок. Хорошо замаскированная в глубине леса батарея Каарнайоки так и осталась неуязвимой для противника, а огонь ее орудий оказывал значительную поддержку финским войскам, державшим оборону на участке Тайпале.
       Система береговой обороны в совокупности с полевыми и долговременными укреплениями, с противотанковыми и противопехотными заграждениями, с лесными завалами и минными полями создавала труднопреодолимое препятствие для наступавших войск РККА и, поэтому, с полным правом может относится к той самой "неприступной" линии Маннер-гейма, оборона которой держалась в значительной мере за счет героизма малочисленных финских гарнизонов.
      
       ***
       В заключение можно сделать вывод, что к моменту начала советско-финляндской Зимней войны 1939-40 гг. на территории Карельского перешейка заканчивалось строительство комплекса фортификационных сооружений, в систему которых входили:
       1. противопехотные препятствия (проволочные заграждения, минные поля, зоны затопления),
       2. противотанковые препятствия (многорядные полосы гранитных надолбов, эскарпы и контрэскарпы, минные поля и фугасы, завалы, зоны затопления),
       3. полевые укрепления (окопы, траншеи, блиндажи, дерево-земляные огневые точки),
       4. долговременные укрепления (долговременные огневые точки, бетонированные и железобетонные укрытия),
       5. береговые батареи.
       Преодолев полосу предполья, части Красной Армии вышли к главной оборонительной позиции, где сосредоточились основные силы финской армии, перед которыми была поставлена задача остановить наступление противника на данном рубеже. Приказ главнокомандующего финских вооруженных сил был выполнен ценою неимоверных усилий. Застывшая на два месяца линия фронта получила название "линия Маннергейма" в честь маршала Финляндии, бывшего прославленного генерала русской. армии, барона К.Г.Э.Маннергейма. При этом значительная часть долговременных сооружений оставалась в тылу финской армии и в боевых действиях до середины февраля 1940 года-участия не принимала.
       По своей боевой мощности финские долговременные сооружения, находившиеся в зоне передовой, уступали не только системе капониров и блокгаузов "позиции Зигфрида", а, тем более, бельгийской "линии Мажино", но и аналогичным объектам советской оборонительной линии КаУР, построенной на Карельском перешейке к 1939 г.
       "Линия Маннергейма", как система долговременных укреплений, перестала существовать летом 1940 г. Оставшиеся неповрежденными в ходе боевых действий железобетонные сооружения были уничтожены советскими саперами, исполнившими приказ военного командования о ликвидации "белофинских" укреплений на Карельском перешейке.
      
       ***
       В настоящее время сооружения финской фортификации на Карельском перешейке (как, впрочем, и русской, периода первой мировой войны), представляют собой, в той или иной степени, руины. Часть железобетонных укреплений, как уже отмечалось, была взорвана еще во время штурма, но подавляющее большинство бункеров советские саперы уничтожили летом 1940 г. столь основательно, что в 1942 - 1944 гг. финны не решились проводить восстановительные работы на старом месте, а построили новую линию "ВТ" южнее прежней.
       Но все же отдельные объекты так называемой "линии Маннергейма" сохранились в практически неповрежденном виде. К ним относятся: пулеметный ДОТ укрепузла "Н" (Хумалъйоки), прикрывавший полотно железной дороги, командные пункты укрепузлов "К" (Колккала), "Nr" (Нярья), "R" (Рёмпетти), бетонированное пехотное укрытие укрепузла "Sj" (Суммаярви", несколько пулеметных ДОТ на восточном побережье острова Койвистонсаари [о.Бол.Березовый], а также некоторые другие бетонированные укрепления. Все они принадлежат к сооружениям первого периода постройки, отличавшимися низкими прочностными характеристиками.
       В отдельную группу можно было бы выделить частично разрушенные укрепления, в которых неповрежденными осталась хотя бы часть внутренних помещений. К ним относятся: пулеметные ДОТ № 2 и № 6 укрепузла "Ink", ДОТ № 10 и № 1 1 укрепузла "Sk", ДОТ № 4 и № 5 укрепузла "Sj", ДОТ № 6 и № 7 укрепузла "Le" и ряд других объектов.
       Все вышеперечисленные объекты безусловно являются военно-историческими памятниками, хотя официально до сих пор не имеют такового статуса. Следовательно, закон об охране памятников истории и культуры на них не распространяется. Такая ситуация приводит к тому, что некоторые интереснейшие укрепления стали недоступными для обзора, поскольку попали в зону садоводческой либо коттеджной застройки. Одним из последних кощунственных деяний любителей дачного отдыха явилось строительство садоводства "Звездочка" в урочище "Солдатское", т.е. на том самом месте, где проходили самые ожесточенные бои по прорыву укреп-района "Суммакюля" ("Хотинен"). В результате на бывшем поле брани, где покоятся останки тысяч советских воинов, ныне красуются дачки и сортиры "благодарных" потомков.
      
      
      
       1. Немецкий экспедиционный корпус генерала фон дер Гольца прибыл в Финляндию в апреле 1918 г. по просьбе прогермански настроенной части высшего военно-политического руководства Финляндии для подавления сопротивления финской Красной Гвардии. Участие немцев в боевых действиях против красных отрядов крайне не одобрял К.Г.Э. Маннергейм, который считал, что финская Белая Гвардия сама в состоянии справиться с красными в своей стране, а присутствие немцев может впоследствии привести к росту зависимости от Германии. Именно эта позиция главнокомандующего на участие немцев во внутренних делах Финляндии и привела к его преждевременной отставке в мае 1918 г.
       2. После переименования 1948 г. топонимика Карельского перешейка полностью исказилась и поэтому приходится приводить соответствующие прежним нынешние географические наименования: [залив Ермиловский - оз. Пионерское -оз. Бол. Кирилловское - оз. Глубокое - оз. Бол. и Мал. Раковые -река Вуокса - Соловьево].
       3. Впоследствии, в мае 1940 г., находясь уже в чине полковника, О.Бонсдорф занял должность начальника Отдела планирования Управления фортификационных работ, а затем стал начальником Фортификационного отдела Ставки. Под его руководством в 1919 г. южнее дер.Райвола вдоль реки Ваммелъйоки [ныне это район поселков Серовой Черная Речка] были отрыты первые траншеи и возведены проволочные заграждения.
       4. И.Кр.Фабрициус окончил Кадетский корпус в г. Хамина и Военно-инженерное училище в Петербурге, служил в русской армии офицером по фортификации. В 1918 г. участвовал в Гражданской (Освободительной) войне, возглавив отряд щюцкора Ништадтского округа, совершил рейд на Аландские острова. В мирное время вышел в отставку и работал инженером. Так, осенью 1919 г. он служил в строительном акционерном обществе "Гранит", которое. кстати, было основным подрядчиком по строительству первых бетонных сооружений. Впоследствии к этим работам подключилось и другое строительное акционерное общество "Пирамида ".
       5. Небезынтересно напомнить, что в этой же Академии, правда несколько позднее О.Энкеля, в 1907-10 гг. учился также Б.М.Шапошников, начальник Генерального штаба Красной Армии в 1937-40 гг. и в 1941-42 гг., ставший впоследствии Маршалом Советского Союза.
       6. Майор (впоследствии подполковник) Ж.Кр.Фабрициус внес значительный вклад в разработку проектных решений по системе оборонительных сооружений. В начале 1921 г. он предложил оригинальный проект подъемного лафета для станкового пулемета, опускаемого вручную. За счет наличия особого противовеса эта манипуляция не требовала особых усилий, причем пулемет быстро погружался в специальную шахту бетонного сооружения, где оказывался вне досягаемости прицельного огня противника. В нужный момент пулемет можно было вновь поднять наверх и приготовить к стрельбе. Такое устройство, кроме того, было значительно дешевле установки массивной бронебашни или бронекупола. Однако эта техническая идея Фабрициуса воплотилась лишь при постройке двух ДОТ под Выборгом - в Нуораа и Ала-Сяйние [ныне Соколинское и Черкасова], а также в 1937 г. при постройке "миллионного" четырехамбразурного пулеметного ДОТ Sk-10 ("Суммакюля -10") в укрепузле деревни Сумма, причем подъемный лафет был установлен там в шахте центральной части подземного перехода, соединявшего фланговые боевые казематы.
       7. Вне пределов главной и тыловой полос обороны на наиболее уязвимых участках были построены еще два ДОТ на две и три амбразуры. Кроме того, в 1922-24 гг. в Северном Приладожье на участке у населенного пункта Ляскеля и вдоль реки Янисъйоки между Ладогой и озером Янисьярви было построено 14 бетонированных сооружений.
       8. По всей видимости, два из этих восьми капониров к 1924 г. достроить так и не успели. Работы по их строительству возобновили лишь в 1930-х гг.
       9. В 1933 г. на территории узла обороны "La" (Ляхде) проводились испытания прочности построенных в 1920-х гг. укреплений. В качестве модели использовали типичный одно-амбразурный пулеметный ДОТ фронтального огня под индексом "La-2 ". Его расстреливали из артиллерийских орудий с цепью проверки прочности конструкций. К испытательному .ДОТ позднее пристроили две железобетонные стенки, которые использовались с той же целью.
       10. в критических авторитетных высказываниях, в частности генерала Эквиста и других видных военных специалистов того времени, отмечалось, что вместо врытых в землю неподвижных сооружений, сковывающих активность поиск и парализующих волю к активным наступательным операциям по отражению противника, лучше было бы направить усилия и финансирование на совершенствование артиллерии, бронетанковой техники и на развитие промышленности по производству боеприпасов. Эквист, исходя из опыта Зимней войны, пишет в своих мемуарах, что можно было бы с успехом обойтись системой полевых сооружений, но иметь достаточно современных танков, артиллерии и снарядов - ведь именно их катастрофическая нехватка и предопределила исход боевых действий 1939-40 гг. в пользу Красной Армии.
       11. Такое название ДОТ получил по фамилии первого командира крепостного гарнизона прапорщика Б.Поппиуса.
       12. В рамках данной работы, к сожалению, не представляется возможным дать более детальное изложение материала, иллюстрируя тему схемами и картами, но в дальнейшем авторским коллективом ИКС) "Карелия " будет выпущен сборник, в который войдет вся известная информация о каждом укрепузле главной оборонительной полосы.
       13. Одно из этих 7 артиллерийских сооружений в укрепузле "Ма", по-видимому, все же не было достроено, хотя вооружение в нем вполне могло находиться
       14. Нередко надолбы отстояли от ДОТ не более чем на 150, а то и на 50-60 метров.




наверх
навигатор лампы для прожекторов