Из книги "По родному краю. Сборник статей по отечествоведению."
Составитель В.Львов.
1902 г.

Соловки.


А. Владимирова


       На крайнем нашем севере, на Белом море, в 300 верстах от города Архангельска, лежат острова Соловецкие, из которых шесть - самых больших, принадлежат издавна стоящей здесь святой обители. Соловецкая обитель - самый северный из наших монастырей.
Хорошо в ясный летний день подходить на пароход к Соловкам. Верст за двадцать покажется на небосклоне, где море сливается с небом, яркая звездочка - это золотой крест обители;
потом покажется какое-то не то облако, не то белое пятно. Еще часок - и вы увидите церкви, колокольни, башни и стены, Резкие крики, точно плач, оглашают воздухе; это чайки, целая стая их летит с берега и усаживается на снасти парохода. Обилие чаек на Соловках поражает приезжаго, крики их раздаются неумолчно.
       Монастырь окружен старинными, из громадных камней сложенными стенами; на высот, в стенах и башнях, чернеют узкия щели бойниц. Соловецкий монастырь давно уже, вследствие частых нападений на него шведов, должен был сделаться вместе и крепостью. Внутри стен стоит монастырь, рядом - лесопильный завод, огромное трехеэтажное здание гостинницы; много тут и других зданий. И всю эту площадь охватывает тенистый лес.
       К стенам обители одной стороной примыкает Святое озеро. Прямо пред монастырем, на гладком озере, поднимаются островки, утесы, увенчанные часовнями и крестами.
Из святынь Соловецких особенно замечателен главный собор Спаса-Преображения, выстроенный еще св. Филиппом на том мест, где стояла деревянная церковь преподобнаго Зосимы. Один из иконостасов собора сооружен императором Петром Великим в 1699 году, после посещения им обители. В одно время с собором, святитель Филипп поставил здесь еще церковь Преподобническую, куда и перенес мощи святых Зосимы и Савватия. Близ нея часовня св. Германа с его мощами. Древния, построенный еще преподобным Зосимою, церкви св. Николая Чудотворца и Успения Божией Матери отделаны также св. Филиппом, в 1557 году.
       У Соловецкой обители все свое, домашнее; покупается только зерновой хлеб, потому что здесь нет пашни, да каменный уголь. Огороды процветают: растет множество лука, капусты, картофеля, редьки и прочаго. И это на Белом море, где ветры так резки и суровы; но от этих ветров обитель заслонена густыми лесами.
Кузницей заправляют два монаха. При них с десяток годовых богомольцеве - меньше нельзя: лошадей до двухсот в монастырь. Монастырския конюшни устроены превосходно: в них простор, свежий воздух, чистота образцовая. Он в два этажа: внизу стоят лошади, наверху склад сена и разных хозяйственных орудий. Рядом с конюшнями здание в три этажа: тут живут конюхи и помощники их - подростки из добровольцев.
Мельница поставлена здесь еще святителем Филиппом; теперь она, конечно, лучше устроена. Вода проведена из внутренних озер и стремится с бешенным ревом.
Погреба великолепные; ледники еще лучше: в них хороший воздух и простор. Кухни, пекарни, квасныя, кладовыя - образцовыя.
Кожевня помещается в двухэтажном каменном дом. Тут выделывают тюленьи, моржевыя, оленьи и коровьи шкуры, кроме того кожу морского зверя нерпы.
Кирпичный завод заготовляет ежегодно до 400 тысяч штук необыкновенно прочнаго кирпича, который от времени делается крепким, как железо.
За монастырскими стенами тянутся два ряда деревянных двухэтажных зданий; тут мастерския и помещения рабочих, в одном из зданий - школа.
В обители несколько лавок: тут продаются и книги, и картины, и образки соловецкаго изделия. В особенности много богомольцы раскупают разных деревянных ложек - на каждой из них изображение рыбы или чайки и надпись: „благословение Соловецкой обители".
Крестиков тоже расходится огромное количество. В монастырских лавках можно найти сапоги и полотно, и всякий товар, выработанный самою обителью.
С восточной стороны Соловецкой гавани еще издали пахнет ворванью и рыбой. Тут салотопня, тут же сушатся на солнц жирныя шкуры морских животных: белух, тюленей, нерп. Из шкур этих шьют бахилы (обувь), а для рыбаков штаны и рубахи, которыя воду не пропускают.
По берегам Соловецких островов устроены тони сельдяного лова. Сети, погруженныя с гирями, тянут с двух сторон к - берегу человек десять монахов, нередко стоящих выше пояса в вод. Круг сети суживается, когда они подходят к берегу, и сельдь начинает блестеть серебристо-розовыми, радужными спинками. По мере того, как ее выбрасывают на берег, краски ея чешуек меркнут. Зараз вытягивают на тонях иногда пудов 150, а по меньшей мер 30. в иных местах тоню тянут воротом. Выловленную сельдь на берегу солят и свозят в погреба обители.
- У обители теперь свои пароходы, которые строят на доках, созданных тоже иноками из крестьян.
- А наблюдал кто за постройкой доков? - спрашивают.
- Тоже монах из мужичков.
- И техников не было?
- Зачем нам техники: у нас Зосима и Савватий.
       Богатства Соловецкой обители раскинулись по островам Анзере, Муксальме, где пасутся монастырския стада; на островах Заяцких обитель также держит коров и лошадей. На всех этих островах никто не имеет права убивать дичи: олени, лисицы, тетерева и куропатки не боятся вас, идут с вами рядом.
От Соловков до острова Муксальмы разстояние в две версты. Между ними несколько мелких островков, которые монахи соединили между собою, завалив море между ними до самого дна камнями и покрыв эти искусственные перешейки щебнем и песком. Сооружение это сделано на век: бури, льды, самое время безсильны пред этой каменной насыпью. Страшно подумать, сколько труда надо было затратить на такую работу, которая кажется делом не человеческих рук, а самой природы. Насыпь поворачивает в разныя стороны, изгибаясь от островка к островку.
Проехав этот путь, въезжают на зеленеющую, покрытую пастбищами Муксальму. Тут стадо прёвосходных корове; тут же птичий двор, ферма и конюшни. Коров доят не в деревянныя, а в металлическия, хорошо вылуженныя, ведра.
Прохладная комната, рядом ледник и теплая комната для сквашивания молока, превосходны но устройству и опрятности.
- Монастырь - хороший хозяине! - замечают еще и еще раз, осматривая Муксальму, богомольцы.
       Поездка на Секирную гору, на прекрасных обительских лошадях, за 16 верст от монастыря, стоит 50 копеек. Дорога пробита по горам: слева крутая, поросшая лесом стена, а направо обрывается вниз такая же щетинистая стремнина. И какия тут прелестныя озера! В светлыя их воды как будто опрокинулся окрестный лес, а высокия сосны на островках как будто вырастают из синей воды. На самом гребне горы сосны растут реже и сквозь них мелькает неизмеримая, яркая даль моря справа, а слева все озера.
То спускаясь, то взбираясь на откосы, дорога идет до скита св. Савватия. Тут разбиты красивые цветники из редких для севера растений.
Несколько далее - гора еще выше. Дорога идет на нее прямой аллеей. Лес раздвинулся по обе стороны и, на страшной высот, точно вися в воздух, сияет Секирный скит со своей легкой колокольней. Лошадям на Секирную гору везти трудно, - все всходят пешком. Тут живут всего семь монахов в полнейшем уединении.
Отсюда все Соловки кажутся раскинутыми далеко внизу, а по лесам их блестят и лучатся золотыя искры: это кресты утонувших в зелени церквей. Сотни озер сверкают на солнце, а море синеет вокруг и блестит яркими переливами. Вдали еще острова - это Кузова, тоже принадлежащие Соловецкому монастырю.
       В Анзерский скит дорога сначала идет густым лесом, среди котораго зеленеют дуга, усыпанные клюквой, морошкой, брусникой, черникой; между берез и осины мелькают рябина, красная и черная смородина, кусты малины.
Часа через два пути открывается поляна, в конце которой живут в келье два монаха - перевозчика. Ехать морем до острова Анзерскаго надо еще часа полтора, потому что здесь затрудняет ход лодки встречная волна. Часовня острова построена на том месте, куда основатель Анзерскаго скита Елеазар приходил ставить выточенную им посуду: ее брали проезжие, а ему оставляли за нее хлеба. Верстах в трех от часовни раскинулся Анзерский скит с каменными кельями и небольшою церковью во имя св. Троицы. Здесь долгое время жил послушником известный впоследствии патриарх Никон.
На самой средине Анзерскаго острова стоит крутая гора Голгофа, вышиною в 87 сажен. Прямо подняться на нее невозможно; дорога идет винтом все выше и выше, а наверху, будто в облаках, белеет Иисусо-Голгофская церковь. Первый водрузил крест и положил основание скита, в 1712 году, схимник - иеромонах Иисус, который завещал вечно читать тут псалтырь, а рыбу и молоко употреблять скитникам только в субботу и в воскресенье.
Вокруг Голгофы постоянно ходит резкий ветер, как бы ни было тихо под горой и на море. Воздух здесь так суров, что чаек, гнездящихся внизу, в Анзерском ските, - на Голгофе невозможно приручить, голубей также. Лишь орлы да вороны вьют здесь гнезда.
       Вершина этой горы служить маяком для мореплавателей. Но маяком и светочем для всего севернаго поморья продолжает быть доныне, как и прежде, монастырь Соловецких чудотворцев, богатый подвигом молитвы и подвигом труда, во славу Божию.





наверх
Return to origin viewing album Автопалатки. . Лайм салон красоты в хабаровске salon-cocopalm.ru.