Из книги "По родному краю. Сборник статей по отечествоведению."
Составитель В.Львов.
1902 г.

Трудовая жизнь на Валааме.


Вл. Попов


       В северной части Ладожского озера, омываемая светлыми и холодными его водами, высоко над поверхностью вздымается группа скалистых островов, число которых доходить до 40; они образуют из себя целый архипелаг, простирающейся от запада к востоку на 12 верст, а от севера к югу - 7. Острова эти покрыты густыми хвойными лесами; берега их по большей частью круты, обрывисты и нередко походят на крепостныя стены, благодаря тому, что валаамская горная порода в местах, открытых действию воздуха, ветра и атмосферных осадков, растрескивается на большие кубы, кажущиеся большими камнями и плитами, сложенными человеческими руками. И эти острова-крепости подвергаются частым и ожесточенным атакам грозных и седых волн которыя во время бури набегают на них рать за ратью, с ревом и воем. Отраженныя неприступными скалами истерзанны волны отступают назад с злобным рокотом; за ними новой чередой несутся и вступают в бой новые и свежие полки таких же свирепых воинов, но и их ожидает та же участь... Но, когда озеро спокойно, его зеркальная и чистая поверхность отражает в себе причудливо изрезанную линию берегов со всеми их суровыми и величавыми красотами.
       Высшия точки островов достигают 23 сажен; глубина озёра вокруг островов весьма значительна: местами она увеличивается постепенно, местами же опускается сразу на 3-10 и до 40 саж., у острова же Предтеченского глубина озера доходить до 100 саж. с лишком!
В древния времена острова населяли номады, живуще в естественных впадинах скал или в пещерах, вырубленных ими в подножиях утесов. И по настоящее время сохранилось еще кое-где следы этих первобытных человеческих жилищ, но розыскать и определить их мог бы только знаток. Монахи-отшельники, селившиеся в разных частях главного острова и на прочих островках, замечали не раз какие-то неведомые знаки, высеченные на гладких поверхностях скал, и находили каменныя орудия и остатки утвари древних обитателей островов.
       На самом большом острове „Валаам", что в переводе с финского будет „землею Велеса", языческого бога, главным капищем которого был некогда этот остров, приютился Валаамский Спасо-преображенскии мужской монастырь. Возникновение монастыря относят одни ко временам Св. Ольги, другие - Св. Владимира; как бы то ни было, но за время своего долгого, существования, монастырь подвергался многим случайностям; не раз разоряли его и шведы; но он всегда возрождался из развалин и пепла. В настоящее время монастырь находится в цветущем состояния: владеет всем архипелагом, ему же принадлежать некоторые острова Ладожского озера, лежащие и вне архипелага; в Петербурге и Москве он имеет свои подворья, а количество братий доходить в нем до 400 человек.
Русских селении, как на Валаам, так и на прочих монастырских островах нет, а ближайшие населенныя берега отстоят от него не менее, как на 25 верст.
В общежитии этом, удаленном самою природою от мира, а в зимнее время, когда озеро борется со стужами, стремящимися заковать его в ледяныя цепи, - во время этой борьбы стихии совсем оторванном от него, должны были выработаться самодеятельность и самопомощь. И действительно, они широко развиты в этом общежитии.
       Об этой-то трудовой жизни и достигнутых ею результатах я и хочу, разсказать в настоящем очерке.
На второй день по выходе из Петербурга, после суток с лишком водного пути по Неве и Ладожскому озеру, трехмачтовый, двухпалубный винтовой пароход „Петр I", на котором я находился, подходил уже к группе Валаамских островов.
Обогнув западную часть главного острова, пароход вошел в чудную, естественную монастырскую бухту, выдающуюся широким и глубоким рукавом в глубь острова на протяжении полторы или двух верст. В глубине этого всегда спокойного залива, на высокой скале, вершина которой представляет из себя большую и довольно ровную площадь, стоит громадный и прекрасный новый собор с голубыми главами, увенчанными золотые крестами, которые уходят в чистую лазурь неба и блещут в ней.
Собор заключен в большой четырехугольник, образуемый длинными, двухэтажными каменными постройками, в которых помещаются келии братии, канцелярия, монастырский архив, иконописная, фотография, просторная, библиотека, переплетная и различныя мастерския. Вокруг этого четырехугольника, на площади, расположена гостинница для приезжающих, странноприимный дом, здание водопровода, стоящее над самым обрывом, и другия службы.
Когда пароход подваливает к пристани под горою, прежде всего обращает на себя внимание роскошный фруктовый сад и цветник, разведенные на склоне скалы.
       Когда-то это был голый камень, но, благодаря усердию одного монаха, руководившего устройством сада, в течете двадцати лет, удалось наносить такой слой почвы, что можно было приступить к насаждению деревьев и цветов. Тут будет кстати остановиться на том, что удалось сделать монахам в области культивирования скудной и каменистой почвы островов.
Всё монастырские острова занимают в общей сложности около 3100 десятин. Почти вся эта площадь состоит из твердой или более или менее разрыхленной породы, и только местами попадаются неглубокие слои глины или чернозема. До двадцати десятин находится под монастырскими строениями, садами и огородами около пятисот сажен рыхлой почвы отведено под братское кладбище.
Удобной же земли для посевов и сенокосов едва ли есть более 130 дес. До 700 дес. покрыто лесом и кустарником, все ж остальное пространство представляет из себя или болотистый места, или каменныя розсыпи, или же горы, покрытыя мхом, брусничником и безполезным кустарником, или совсем обнаженный скалы. По всему острову проложены прекрасныя дороги, для осушения болот вырываются канавы, а лес очищается от валежника. Что касается хлебопашества, то, понятно, оно не могло широко развиться на островах, благодаря недостатку земли.
Тем не менее, при обыкновенном урожай, рожь бывает самдесять, овес и ячмень - самтретий; в хороший же год рожь родится самшестнадцать, а овес самчетвертый. Сено и овощи всегда в изобилии, так что их хватает не только самим монахам на круглый год, но и на раздачу 6едным прибрежным финнам, приезжающим в обитель за помощью.
Все иноки, начиная с наместника и до послушника, участвуют летом в уборке сена, в огородных и садовых работах (посадке и уборке овощей и плодов). Освобождаются от этих общих работ только престарелые и немощные.
Огородныя и парниковыя работы начинаются в начале марта. В июля поспевает горох, в начал августа - лук, в половин сентября - картофель и капуста. В парниках же с успехом разводят арбузы, дыни и тыквы; первые достигают иногда до 20 фунтов., вторыя - до 7, а тыквы - до 2 пудов.
Ягода крыжовника, малины, смородины снимают много,, а яблок - белого налива, антоновских, анисовки, опортовых и других сортов ежегодно собирают до 900 четвериков. Только сливы, груши и дули вызревают с трудом и не всегда.
Преобладающими деревьями на островах являются сосна и ель, но встречается и береза, ольха, осина, рябина, черемуха, клен, калина и жимолость; но честь разведения других ценных пород, как-то: дуба, кедра., каштана, пихты, лиственницы, орешника, серебристого и бальзамического тополей и вяза - принадлежит всецело человеческим рукам. На Валааме устроено несколько питомников, и в них выращиваются эти деревья; пихта же, лиственница и дуб разсажены по всему острову.
Наряду с питомниками древесными, на остров имеются так-же питомники ягодный и плодовый. Между прочим, одних яблонь в питомник до 60 видов, а к некоторым из них привито до 10 сортов (на одном штаме); вид такого дерева во время созревания яблок чрезвычайно интересен, благодаря разнообразии форм и окраски его плодов.
       Наконец, в монастырь есть ботанический сад, в котором выращиваются различныя аптекарския травы: мята английская и кудрявая, шалфей, полынь, иссоп и другия.
Сколько труда и терпения потребовалось для того, чтобы осуществить все то, что я перечислил здесь! За садоводство и огородничество монастырь получил в разное время, от нескольких обществ, ряд серебряных медалей, хранящихся в монастырской библиотеке.
С той минуты, как вы только сошли с парохода на монастырскую землю, на каждом шагу вы наталкиваетесь на след упорного и, порою, тяжелого труда.
От пристани вы поднимаетесь по прекрасной гранитной лестнице в 62 ступени на верхнюю площадку, огражденную со стороны обрыва массивною железною решеткой, длиною в 120 саж, монастырского изделия.
       Главною святынею монастыря являются мощи преподобных Сергия и Германа, валаамских чудотворцев, покоящихся под спудом, в соборном храме Преображения Господня, занимающем первое место среди шести монастырских храмов. Он воздвигнуть в недавней период между 87-89 годами на месте, которое до того времени занимал прежний скромный собор, существовавший около 100 лет. Сломка стараго собора потребовала немало труда: вся братия с о. игуменом во глав очищала и сносила кирпич и щебень; через два месяца прежняго собора нестало, а на его месте начали созидать новый.
Я видел фотографию собора, окруженного еще лесами, по которым поднимается с тяжелою ношею кирпичей -за плечами тогдашний игумен Ионафан, под непосредственным наблюдением которого производилась постройка собора.
Весь строительный материал: кирпич, из которого производилась кладка храма, гранит, служивший для фундамента и цоколя, плита, известь - все, за исключением кровельного железа и колоколов, своего приготовления Даже вызолоченные гальваническим путем красной меди кресты, увенчивающие пять куполов соборных и колокольню работы монахов.
За строительным периодом наступил период внутренней отделки храма: слесарныя, столярныя, резныя, лепныя и позолотныя работы и, наконец, живопись - все это дело рук трудолюбивой братии, и для всего этого в монастыре существуют специальныя мастерския. Строительный материал постоянно требуется в монастырь то на постройку новых зданий, служб, часовен, то на ремонт и расширение старых; поэтому на островах, где есть хороший и прочный гранит, производится безпрерывно его бурение и ломка; его перевозят на собственных парусных судах, выгружают на приспособленную для этого пристань в монастырском заливе и обтесывают его здесь же; кроме того, на главном острове существует печь для выжигания извести из мрамора, постоянный кирпичный завод.
Занятая послушаниями, братия только в праздничные дни бывает на всех церковных службах, а в будни является только к утрени и, отслушав ее идет к своим обязанностям, расходится по мастерским и принимается за работу. С 6-ти часов утра в мастерских уже кипит работа. Каждое дело имеет во главе „хозяина" (заведующаго), без благословения которого послушники не имеют права ни начать, ни кончить, ни изменить сколько-нибудь своего урока.
Благодаря такой дисциплине, дети и юноши, одни поступившие по собственному желанию, другие отданные родителями или родственниками, проходят прекрасную школу труда; изучая в совершенстве то ремесло, которыми они занялись по склонности или назначение, они воспитываются и нравственно. Разумеется, не многие из тех, кто поступил в монастырь в детстве, или отрочеств, остаются в нем навсегда: большинство из них уходит потом снова в мир, унося с собой прочныя знания и привычку к упорному и производительному труду.
Братия проходить послушания, смотря по способностям, а иногда по назначению; клиросное, пономаря, звонаря; вырезывает крестики и образа, точит ложки; другие занимаются мастерствами: иконописным, столярным, слесарным, малярным, кузнечным, выделыванием глиняной посуды, портновским делом или пекут просфоры, хлеб, колют и возят дрова, варят квас, прислуживают в трапезной, трудятся в поварне, стирают белье, ловят рыбу и т. д. Неся труд на пользу целой общины, братия, в свою очередь, получает все нужное из нея же.
Вся одежда и обувь приготовляется в собственных мастерских, а кожа для обуви выделывается на своем кожевенном заводь, устроенном на остров, вне монастыря.
       Большинство мастерских сосредоточивается в зданиях, непосредственно окружающих собор, но многия из них расположены и в других зданиях, стоящих вне монастырского четырехугольника, Так, в прекрасном здании водопровода находятся все мастерския, в которых требуется применение паровой силы.
Сам по себе водопровод является любопытным сооружением. В монастыре давно уже ощущалась острая необходимое облегчить, насколько это возможно, добывание того большого количества воды, которое требовалось ежедневно. Прежде воду носили, из залива по крутой скале, имеющей по склону около 40 саж. Это являлось трудом, на который уходило масса времени и тяжелых усилий, в особенности зимою, когда ступени и спуски этой скалы покрывались льдом. Возили воду и в бочках, но все это неудовлетворяло потребностей монастыря в воде. Наконец, в шестидесятых годах, при игумене Дамаскин, благодаря некоторым пожертвованиям, на краю сорокасаженного обрыва над монастырским заливом выросло прекрасное трехэтажное каменное здание водопровода. Посредством паровых насосов, проложенных склону горы, вода берется и поднимается наверх, а по чугунным трубам идет во всё жилыя здания: кухню, погреб, хлебну, больницу, гостинницу, конюшню, в ближайшие сады и огороды, где устроены краны. Та же паровая машина передает свою силу проводам в различныя мастерския, находящияся в здании водопровода. Здесь устроены: лесопильня, мукомольня, токарная и слесарная; последния исполняют постоянно множество работ для монастыря. Кроме того, здесь же помещаются: прачечная с особым бассейном для мытья белья, баня, а в нижнем этаже - кузница с четырьмя горнами, снабженными особыми усовершенствованными мехами, действующими с замечательной легкостью.
Неподалеку от монастыря расположены рабочий и конюшенный дом и хлебный амбар. Первый - большое двухэтажное строение, в котором помещаются кухня и трапезная для монастырских рабочих, „рухольня" с одеждою для них; здесь же живут все вольнонаемные работе: каменотесы, бурильщики, кузнецы, слесаря, преимущественно из береговых финнов.
Конюшни - просторныя и теплыя помещения с прекрасны стойлами; все приспособлено так, чтобы животным жилось лучше, а уход за ними был бы облегчен. Так, водопровод дает всегда в изобилии воду, проведенную к самым корытам, а обширный сеновал находится над головами лошадей. Всех их шт. 70; среди них есть купленныя и жертвованныя, но большинство своего конного завода, устроенного на одном из отдаленных островов Германовом, где имеются прекрасные луга, служащие пастбищем для лошадей.
Работы на долю лошадей выпадает много: на них пашу возят лес, дрова, камень для построек, хлеб и другие съестные продукты; на них поддерживается сообщение между монастырем и отдаленными островными скитами, а зимой, когда установится дорога по льду через озеро, и с материком.
Между рабочим домом и конюшнями находятся сараи для экипажей, телег и пожарных инструментов, а также колесныя и тележныя мастерския.
Хлебный амбар устроен так, что устраняет всякую возможность порчи сложенных в нем хлебных и иных пищевых запасов; для подъема тяжелых кулей в нем устроен железный подъемный кран.
На восточной сторон монастыря находится каменная рига с двумя сушильными печами и большим гумном для обмолачивания хлеба; впрочем, при риге имеется и молотильная машина.
       Коровник, скотный двор и образцовая монастырская ферма расположены к западу от монастыря, в растоянии 6 верст сухим путем и 2-х водой.
Вдвоем с послушником, отправленным на ферму за молоком для больного, я отправился туда на лодке.
Прогулка на ферму была прелестна. Переправившись через монастырский залив, мы направили нашу лодку в глухой его конец, откуда начинается извилистый проливчик, то расширяющийся, то суживающейся до того, что весла упираются в высокия гранитныя стены берега; проливчик соединяет воды залива с внутренним островным бассейном - большим озером.
На одном из каменистых мысов этого озера, неподалеку от воды, одно возле другого расположены здания коровника, погреба, фермы и скотный двор.
Сама ферма это двухэтажное с мезонином каменное строение, крытое железом. В первом этаж его помещается кухня и ряд больших комнат с длинными и широкими полками по стенам, уставленными всегда безчисленным множеством крынок и плошек с молоком, сливками, сметаною и творогом, которые проходят здесь последовательно все свои фазисы. Во втором этаже живет братия в количеств 12 человек, наблюдающая за скотом и работающая на ферм. В подвальном этаже поставлена паровая машина, построенная своими силами; тут же, рядом с ней, в скал выбурена вертикальная шахта, соединенная с озером другою - горизонтальною шахтою.
Из этого колодца паровая машина берет воду из озера и снабжает ею все этажи фермы, коровник и скотный двор, которые соединены с водопроводом чугунными трубами, как и в монастырь. Этой-же паровой машиной монахи пользуются для сбивания масла, приготовления картофельной муки, резки соломы для корма скота. Тут же, при водопровод на ферм, осенью и зимой производится искусственное разведение рыбы.
Для этого служат приготовленные на собственном гончарном заводе, где выделываются из глины различныя хозяйственныя вещи и посуда, большие глиняные ящики; в них, на стеклянную решетку, кладется рыбья икра, которую омывает безпрерывно бегущая из крана вода.
Весною, в мае месяце, подросшую и окрепшую уже рыбешку выпускают в монастырский залив, в количеств 40 и более тысяч.
Рыба служить одним из главных предметов питания монастырской братии и приезжих богомольцев, поэтому рыбною ловлей занимаются здесь серьезно и в широких размерах. В определенное время года около Валаамского архипелага ловятся следующие породы рыб: лосось, „ясиная"' и "кряжевая" панья, язь, харьюс налим, щука, окунь, плотва, ерш, корюшка, ряпушка и, наконец сиг „валаамка", этот особый род сигов, живущий в северной части Ладожского озера, преимущественно около валаамских островов и в средней части Онежского озера; длина его от 5 вершков, вес от 2-3 ф.; он живет исключительно на больших глубинах. Когда его вытаскивают на поверхность, то воздух наполнявщие его плавательный пузырь и находивщиеся под давлением значительного столба воды, - расширяются, раздувают пузырь и сильно выпячивают брюхо рыбы позади грудных плавников.
В монастырском залив, под Горой, близ пристани, устроен рыбачий домик или „Коптелка", как его зовут монахи. Там, в этой избушке, в короткие зимние дни и длинные вечера при скудном свет лампы, гудит деревянное колесо и навивается на него безконечная серая нить, высучиваемая из пеньки молодым послушником; другие же монахи и послушники тихо плетут огромныя рыболовныя сети, свешивающияся с потолка, которым оне прикреплены; тут же чинят старыя. По закопченным, коричневым стенам висят на деревянных гвоздях толстые мотки ниток, скрученные на подобие кос; под потолком, за балка сложены готовыя сети, ожидающия своей очереди изведать глубины озера и взглянуть на подводныя чудеса.
Крупную пойманную рыбу солят, заготовляют в прок, мелкую же немедленно употребляют в пищу.
Как ни скромна и ни однообразна монашеская пища, того, чтобы напитать ежедневно около 400 душ, необходимы значительные съестные запасы. Если в монастыри не хватает своего хлеба, то мы видели, что овощами и молочными продуктами общежитие это обезпечено; недостающую же часть хлеба и круп монастырь покупает в Петербурге.
       Хлеб в монастыре удивительно хорош, так как пекарня монастырская - образцовое учреждение; между прочим, квашни в ней тоже особого устройства: тесто перемешивается в них посредством лопастей, приделанных к вертикальному стержню, прикрепленному ко дну квашни и приводимому во вращательное движение рычагами.
       После нескольких дней, проведенных мной на Валаам, я оставил эту общину, унеся с собой навсегда отрадное и.светлое впечатление о ея трудовой жизни.
Накануне отъезда, вечером, я сидел в келии, отведенной мне в гостиннице, и записывал наблюдения дня. Келия была маленькая, сводчатая, с одним окном, выходившим на монастырскую площадку. Мне стало душно в этом каменном мешке с непроницаемо толстыми стенами... Я распахнул окно, и в келию ворвалась струя свежого вечерняго воздуха, напоенного запахом хвои и цветов монастырского сада, расположенного под горой.
Тихо опустилась на землю немая ночь, потонули во мрак окрестные леса, только какой-то шум, подобный шуму многолюдной толпы в отдалении, доносится до мирно спящей обители. Это ветер с озера качает вершины старых сосен и шумит меж их ветвями. Темное небо усыпано золотыми дрожащими звездами, кроткими и далекими... Взошла луна и разогнала тьму; черныя тени упали на землю, пресмыкаясь и трепеща; ветер стих, и ни один звук не нарушает спокойной тишины, стоящей на страже сна утомленных людей и природы. Залитыя лунным светом, как только что выпавший снег, белеются монастырския здания. Широкая лента монастырского залива, сотканная из серебряных блесток, чуть колышется, и так тихо и ровно, как грудь спящаго... Высоко в небе, облитый потоками голубого лунного света искрится и сверкает золотой соборный крест... Дрожащие и мелодичные звуки сорвались с медного языка колокола и один за другим понеслись но острову, теряясь и замирая в чаще леса...





наверх
Каталог дисков каталог литых дисков. . http://www.bagboxshop.ru/ армейские транспортные сумки баулы.