Из книги "По родному краю. Сборник статей по отечествоведению."
Составитель В.Львов.
1902 г.

Начало Волги.


В. Рагозин


       Деревня Волгино Верховье, или, как зовут сами крестьяне, Волговерховье, расположена на горке, среди довольно открытой местности. К югу, сейчас под самой горкой - болото. Болото это одно из тех, какия, без сомнения, встречались каждому из нас: осока, трефоль, белокопытник, калужница, чистяк, а там опять осока, мочажина, с кое-где просвечивающею водой - вот и вся его характеристика. Тем не менее, оно привлекает к себе внимание посетителя, заставляя его в десятый раз вглядываться в ту же осоку и кочки, как будто в них кроется что-то выходящее из обыкновеннаго ряда вещей.
- Али на нашу Волгу смотрите? Откуда ваша милость? - спросил нас девяностолетний старик, когда мы, вдвоем с одним студентом, стояли на самом краю болота, завернув в этот глухой уголок из любопытства видеть исток Волги.
- Да где же, дедушка, Волга-то? - спросили мы. .
- А вот эта и есть Волга. Эн часовенка-то, туда подите: там и колодец есть... оттоль и Волга вытекает.
       Действительно, несколько десятков сажен правее, по самой середине болотца, стоить убогая, деревянная часовенка. Часовенка подновлена в последнее время; до нея, на памяти того же старика, успели придти в ветхость две другия часовни на том же мест. В часовне пусто; только в левом углу стоит единственный и без всяких украшений небольшой образ Спасителя; даже скамейки нет. Мало того, нет ни лесенки ко входу, ни чего-либо похожаго на мостики через болото, если не считать за таковые две-три толстыя полусгнившия коряги, может быть остатки тех самых берез, которыя росли здесь на памяти дедушки. Посредине часовни небольшой сруб, уходящий под пол, в болото; шестик, опущенный в воду, уходит аршина на полтора или немного больше: далее чувствуется вязкий, илистый грунт дна; вода прозрачна, но от примеси органических веществ красновата и нельзя сказать, чтоб была приятна на вкусе; течения никакого незаметно. Однако, по свидетельству старика, в прежние годы вода текла тут сильно и была чище; самое болото было обширнее и за пряслами, что в нескольких шагах к югу от часовни, на болоте были „окна", которых теперь и следа нет, - все затянуло; кругом был лес; за теми же пряслами и теперь идет лес, но молодяжник, выросший мало-по-малу на месте вырубленнаго стараго. Ежегодно 6 августа в часовне совершается молебствие.
-А что, - спрашивали мы старика, - велика ваша деревня? Может, не в память ли, когда и начиналась она? И с изстари, что ли, считалось так, что это есть начало Волги, или уже на твоей памяти стало так называться это место?
На последний вопрос старик отозвался незнанием.
- Кто знает, - сказал он: - говорят, что это и есть начало Волги, а вправду ли это она самая? Приезжают, ведь, богатые купцы - тоже любопытствуют: откуда, значить, началась Волга?;
- Далее-то, говорят, велика она?
- Велика, дедушка, очень велика. Вот под Нижним так с версту в ширину будет. Слыхал ли про Нижний?
- Нет, что-то не в память. Може и слышал, забыл. И, впрямь версту?!.. Правда ли: приезжали сюда тоже ученые из Питера, - так говорят, выше-то нашего места и нет нигде? А быд-то, глядеть, так все низина, болото!
- Болото-то болото, а все-таки верно, что ваше место без мала самое высокое, - подтвердили мы дедушке. - Если бы сюда, к примеру, придвинуть Питер, так нам бы на него как в пропасть какую пришлось смотреть; он бы сажен сто ниже нас был.
- Вон что, вон что! удивился старик, - А вот ты про деревню-то нашу... Деревня наша небольшая, всего 25 дворов. Давно уж тому, маленький я был, как здесь всегда было восемь дворов; как отец мой пришел сюда, здесь сказывал, не было селения; а вот ноне одного нашего рода почесть дворов десять будет. - А допреж того был здесь номастырь Ивана Предтечи (здесь так многие переиначивают слово монастырь) - Волговерховский прозывался. Пониже-то увидите - знать еще плотина была, была номастырская мельница...
- Что-же, теперь нет мельницы?
- Гм... де-же быть-то ей! Ту пору вода была; а теперь что? Вот, дай срок, - летоме-то совсем пересохнет.
       Так вот каково начало великой Волги. Последим течение Волги. Течение, незаметное у часовни, с удалением от нея становится явственным; берега частию зыбкие, поросли теми же травами, к которым можно разве прибавить сердечник, хвощ, бредину и другия породы кустарной ивы; осока заменяется злаками, дающими крестьянам некоторое количество сена. Ширина реки, понятно, ничтожна и заволжский житель без затруднения может, не переправляясь через реку, пожать руку приятелю, живущему на другой стороне реки: ширина долины сажен 10-20; пока берега возвышенны оба, но левый выше и круче. Обогнув деревню с восточной стороны, ручей Волга вступает в еловый, непроходимо-трущобный лес, разросшийся по болоту, в котором местами определеннаго русла Волги не видно и даже незаметно течения. С версту далее, по выход из леса, Волга течет уже в явственном русле, делая многочисленные зигзаги среди низменной, затопляемой весною луговины. Здесь близ деревни Вороновой, она принимает в себя первый приток - ручей Персянку, который едва ли увеличивает ширину Волги на несколько вершков. Немного далее Волга снова вступает в лес, на первый раз обещающий быть настолько сносным, что, вступая в него, забываешь крайния неудобства пешаго хождения по предыдущим трущобам (другой способ следования по самому берегу Волги не мыслим), скоро, однако, убеждаешься, что кочки, хворост, повалившияся деревья и вода среди темнаго леса из елей, увешанных длинными космами мха, овладевают Волгой, предоставляя путнику или отказаться от намерения видеть дальнейшее течение ея в здешней месности, или мириться с необходимостью еще раз вязнуть в болоте и спотыкаться о кочки и коряги.
       Судя по карте, сейчас должно представиться и первое озеро, через которое, по словам некоторых авторов, будто бы протекает Волга. Надо взглянуть; надо, стало быть, и мириться с болотом, в котором еще раз Волга теряется настолько, что нельзя указать, где она течет: ни русла, ни течения нет - одно болото. А вот, наконец, и озеро. Это - Малый Верхит; оно имеет довольно круглую форму и, невидимому, не более 30 - 60 сажен ширины; подойти к нему вплоть почти нет возможности, не рискуя погрузиться по пояс в жидком ил его берегов. Кругом всего озера тот же еловый лес. Предшествовавшия болота, болота кругом, болота далее, наводят на мысль, что Малый Верхит не более, как „окно" в одном сплошном болоте, которое когда то представляло открытое скопление воды, постепенно, в течение веков, зароставшее мхом, травой и, наконец, лесом. В озер, однако, есть кое-какая мелкая рыба, которою и пользуются жители деревни Вороновой. Любопытству нашему, относительно протекания Волги через озеро, не суждено было удовлетвориться по той простой причин, что Волга не протекает таким способом и, думаем, никогда не протекала; мало того, смотря на карту, можно было бы подумать, что Малый Верхит, подобно швейцарским и многим другим горным озерам, обязан своим происхождением реке, в нашем случае Волге, которая, встретив на своем пути углубление, наполнила его и затем потекла далее; но и этого нет; указанный нами характер местности убеждает в исконной древности Верхита, который всегда был сам по себе, а ручей Волга сам по себе, явившись, коли хотите, даже позднее Верхита, в ту, все же, конечно, отдаленную эпоху, когда масса воды, сплошь покрывавшая Осташковский уезд, сбыла настолько, что обнаружившаяся разность горизонтов обусловила течение в направлении к теперешнему Верхиту. О протекании через нечего и говорить, если вспомним, что, еще не дойдя до Верхита, течение Волги становится совершенно незаметным, так сказать, расплываясь в лесу по болоту; можно к тому-же прибавить и то, что Волга и не вытекает с противоположнаго конца Верхита, а выходить из него почти там-же, где вошла, всего в нескольких шагах оттуда. За Малым Верхитом Волга еще верст пять идет лесом и по пути принимает в себя второй приток, едва ли не превосходящий ее самое - ручей Красный, названный так по цвету воды его; ширина Волги увеличивается еще на несколько вершков, вследствие чего для переправы за Волгу одного обыкновеннаго шага недостаточно, а потребуется сделать порядочный прыжок. Пройдя лесом еще версту, Волга встречает другое озеро, размерами значительно превосходящее первое, но в остальном очень похожее на него; озеро это - Большой Верхит. Здесь Волга выходить со стороны противоположной впадению, что, однако, отнюдь недостаточно для заключения о прохождении ея через озеро; условия местности, сходныя с предыдущими, также не говорят в пользу такого заключения, как ничего не сказали нам по этому поводу бывшие с нами местные жители, которые, однако, выдавали за достоверный факт прохождение реки по другому дальнейшему озеру. По выходе из большого Верхита, Волга становится значительно шире; у моста, переброшеннаго через нее на этом мест, она имеет 10-12 шагов ширины, при глубине по колени; берега сначала возвышенны оба, потом только левый; течение быстро, но местами; в одном месте скорость достигает 2-3 футов в секунду, в другом не достает и фута. Здесь в первый раз встречаются места, не лишенныя живописности; это именно там, где Волга течет по дну довольно глубокой и узкой долины, во всю ширину которой, над темной рекой простираются с одного берега на другой, как длинныя руки каких-нибудь великанов, густыя лапчатыя ветви высоких елей; нередко огромные стволы, поваленные временем или бурей, протянулись через Волгу, упирая в ея хрящеватое дно и выставляя во всё стороны свои оголенные от коры и хвои, изсохшие сучья; иногда, в контраст с такими скелетами, кудрявая рябина смотрится в зеркало речки, отражая в ней свои красивые, вырезные листья, или полная жизни молодая черемуха, низко наклонясь над водою, купает в ней свои ветви, усыпанныя пушистыми кистями цветов, изливающих обильный аромат в тиши глубокой долины; ветер, идущий вверху, не достигает сюда, донося до слуха только характерный гул шумящих вершин обширнаго хвойнаго леса. И трудно сказать, откуда лучше смотреть на этот дикий виде: здесь-ли у реки, где видны все мельчайшия подробности, или сверху (с берега), откуда картина столько-же выигрывает в целом, сколько теряет в деталях.
       Нередко, идя по берегу, встречаешь огромные гранитные валуны, из которых иные достигают 5 аршин в длину и почти человеческаго роста в вышину. Говорят, где-то невдалеке лежит валун в целую избу. Иногда огромная гранитная глыба, обросшая мхом, успевшим в течение минувших веков подготовить слой почвы, на котором уже растет стройная березка, до половины выдвигается в самое русло речки, стесняя ея течение; чаще целый ряд валунов преграждает путь Волги, которая, как бы сердясь на помеху, стремительно бросается на них, бурлит и пенится в тщетных усилиях снести эти камни, в течение многих веков лежащие на одном и том-же месте, повидимому, без заметных повреждений.





наверх
Экструзионный пенополистирол Москва . Занятия по футболу для детей тренировки по футболу для детей.