Статью предоставили Марина и Игорь Петровы
сотрудники Куркийокского краеведческого центра.


Корела и Русь.

© С. И. Кочкуркина.


ОДЕЖДА.


Как платка ты не носила,
Ты не знала и печали;
Не имела покрывала,
Не имела и заботы;
И печали и заботы
Головной платок приносит.
(22:305-310)

Набрала получше платьев,
Понарядней из нарядов,
Их надела друг за дружкой,
Головной убор надела,
Медные взяла застежки,
Золотой прекрасный пояс.
(10 : 237-242)

Хорошо наш сват оделся:
Разодет в кафтан суконный;
На руках кафтан в обтяжку
И сидит везде прекрасно.
(25 : 569— 572)

Хороша рубашка свата:
Чуть выглядывает ворот,
Словно дочь Луны соткала,
Всюду оловом украсив.
Хорошо наш сват оделся:
Шерстяной на чреслах пояс,
Что сработала дочь Солнца,
Дивно кольцами расшила.
(25: 577-584)

В одежде, как и в погребальных обрядах, ярко отражаются национальные особенности. Материал, из которого сделана одежда, покрой костюма, его украшения придают этнический колорит тем или иным группам населения. Поэтому, несмотря на то что карелы и вепсы являются близкими родственниками, их костюмы отличались друг от друга. Металлические украшения в костюме — важный индикатор моды и, следовательно, относительно точный хронологический показатель. По ним можно судить и о степени развитости ювелирного ремесла и торговли, и о географии экономических связей. Но восстановить костюм по археологическим материалам — далеко не простое дело. В одних случаях не хватает данных, в других — они вообще отсутствуют, а в третьих (и такое бывает) — не поддаются объяснению. Все эти недостатки в полной мере присущи и древнекарельскому археологическому материалу.
Еще Т. Швиндт по материалам раскопанных им погребений предложил два варианта реконструкции мужской и женской одежды, но зарисовок не оставил. Это большой пробел, поскольку исследователь раскапывал самые лучшие по сохранности могильники. Один из вариантов представляется наиболее согласованным с археологическими сведениями. Женская одежда типа длинной юбки состояла из двух полотнищ плотной шерстяной четырехниточной ткани. Верхние концы заднего полотнища перекидывались на передние, слегка касаясь друг друга, а на предплечьях скреплялись овально-выпуклыми фибулами. Края обрабатывались светлой или ярко окрашенной шерстяной тканью либо фасонной лентой. На передники шла чаще всего также четырехниточная шерстяная ткань, края которой украшались спиральками из медных сплавов и бахромой. Наплечная накидка из четырехниточной ткани тоже отделывалась по краям бахромой. Она застегивалась под грудью брошью. Платок из той же ткани, что и юбка, свисал с головы и крепился застежкой.
В дальнейшем реконструкция, предложенная Т. Швиндтом, не удовлетворила исследователей. В Национальном музее Финляндии (в Хельсинки) кропотливая работа этнографов и специалистов по древним тканям завершилась демонстрацией в 1956 г. манекена (“хозяйка Кауколы”), облаченного в реконструированный древнекарельский костюм: белую рубаху и наплечную накидку, синие головной платок и передник, коричневую юбку. Из украшений присутствовали парные овально-выпуклые фибулы, Ф-образные пронизки, ажурные цепедержатели, от которых спускались бронзовые цепочки с висевшими на них копоушкой и шумящей подвеской (справа), ножом с бронзовой рукоятью в орнаментированных ножнах (слева). У ворота рубахи — круглая выпуклая застежка. Головной платок был прикреплен сюкерё и чуть ниже — пластинчатой подковообразной фибулой карельского типа, наплечная накидка — выпуклой подковообразной. На шее — лента с нашитыми серебряными четырехугольными пластинками, в ушах — серьги. На подоле передника, заканчивающегося бахромой, располагалась широкая полоса из спиралек в виде крестов с загнутыми под прямым углом концами. На ногах манекена — кожаная обувь с ремешками, стягивающими икры.
И этот костюм был подвергнут критике финляндской исследовательницей П.-Л. Лехтосало-Хиландер 33. Ею справедливо отмечены ошибки реставраторов: для карел были абсолютно нехарактерны серьги (во всем Северо-Западном Приладожье найдена одна серьга, да и та могла принадлежать мужчине) и бронзовые цепочки (в могилах собраны, за вычетом одного случая, железные); противоречит истине и неправильная техника орнаментации древне-карельских украшений: чеканка вместо гравировки.
Со своей стороны отметим еще некоторые недочеты в реконструированном костюме: шумящие украшения не получили распространения в древнекарельскои среде; более того, копоушки и шумящие коньковые подвески вместе в погребениях не встречались.
Лехтосало-Хиландер критикует реставраторов за то, что цветовые сочетания в костюме далеко не исчерпывают всего разнообразия красок, которыми пользовались в жизни. Представлены белый, синий и коричневый цвета, в то время как в различных погребениях встречены почти белая юбка, окаймленная красноузорчатой тесьмой; темно-коричневая или черная, украшенная сине-красно-желтой тесьмой; юбка с двухцветной каймой; светло-серая со жгутом. Передники — темно-серые или черные, синие с аппликацией из металлических крестиков. Головные платки — натурального темно-коричневого цвета, но попадались выкрашенные индиго (синие). В некоторых погребениях могильника Кекомяки сохранились остатки льняных нательных рубах.
Перечисленное свидетельствует о том, что метод создания типичного костюма по данным нескольких погребений неправомочен. Воспроизведенный костюм нереален. Еще этнографами была отмечена индивидуальность нарядов у жительниц не только разных деревень, но и одной (это характерно как для карел, так и для других народов). Одежда, выявленная в результате раскопок одного могильника, отличалась от одежды из других, даже территориально близко расположенных. Более того, женский наряд, воссозданный по материалам могил с богатым сопровождающим инвентарем, не отражал, да и не мог отражать моду рядовых масс, о чем всегда надо помнить. А в скромных могилах, где вообще мало металлических украшений (они-то и сохраняют текстиль), почти невозможно проследить детали убранства.
Как удалось выяснить в результате реконструкций нескольких женских костюмов XII —XIII вв. по материалам могильников Карельского перешейка, у представителей одного и того же этноса по разным причинам, в том числе и по возрастному признаку, наблюдаются различия и в наборе элементов одежды, и в цвете, и в составе металлических украшений. Приведем примеры. Почти белая юбка на одной из двух женщин из могилы Кекомяки-16 окаймлена красно-черной узорчатой тесьмой, скреплена овально-выпуклыми фибулами со звериным орнаментом (типа С); к ним прикреплены Ф-образные пронизки с привесками, спиралевидные держатели цепей, от которых спускались железные цепи, заканчивающиеся с правой стороны копоушкой, с левой — ножом с орнаментированной рукоятью в ножнах. Тонкая льняная рубаха, отделанная тесьмой с серебряными нитями, застегивалась у ворота орнаментированной серебряной пластинчатой выпуклой фибулой. Темно-серый передник, украшенный широкой полосой из бронзовых спиралек, составляющих сложные композиции, представляет собой лучший образец не только среди изделий Северо-Западного Приладожья. Головной платок синего цвета прикреплялся к волосам серебряной сюкерё и подковообразной фибулой карельского типа. Пальцы рук были украшены перстнями. Имелась ли наплечная накидка у этой женщины, сказать трудно, так как сопровождающие вещи обеих умерших перемешались. Но одно светло-серое наплечное покрывало все-таки зафиксировано. Лехтосало-Хиландер предполагает, что оно принадлежало второй женщине, одетой в темно-коричневую, почти черную юбку и серый передник, довольно скромно украшенный по подолу спиральками. О головном платке не упоминается, но думаю, что он был, поскольку присутствовала головная застежка.
Для костюма из могилы Кекомяки-5 характерна иная цветовая гамма: юбка, украшенная двухцветной каймой, наплечная накидка с бахромой и головной платок темно-коричневые. В детском же погребении отмечена длинная юбка, наплечная накидка, но не было головного платка и передника. Видимо, эти детали одежды не носились подростками. Прочтите еще раз приведенные в начале раздела строчки из “Калевалы”, и станет ясно, что головной платок и покрывало принадлежали замужним женщинам. Из предметов украшения в могиле найдены серебряная круглая нагрудная и две овально-выпуклые фибулы с плетеным узором (тип F), бронзовая подковообразная выпуклая застежка карельского типа, спиралевидные цепедержатели, пять различных бусин, двухголовая коньковая шумящая подвеска, маленький нож со следами кожаных ножен и т. д.
Костюм из Кекомяки-6 включал серую юбку, окаймленную жгутом, скрепленную овально-выпуклыми фибулами со звериным орнаментом (тип C2), от которых спускались Ф-образные пронизки, ажурные держатели цепей. Цепочкой с висевшим на ней ножом в ножнах заканчивалась лишь правая сторона гарнитура. Серая наплечная накидка скреплялась подковообразной выпуклой фибулой карельского типа. Синий передник был отделан одинарной каймой из бронзовых спиралек. С правой стороны пояса свисали две орнаментированные круглые пластинчатые подвески. В качестве шейного украшения использовалась обшитая тканью берестяная лента, украшенная серебряными пластинками. У ворота — медальон с изображением Марии Оранты. Синий головной платок скреплялся сюкерё и пластинчатой подковообразной фибулой карельского типа. На левой руке — серебряный перстень.
Костюм из длинной юбки, головного платка, наплечной накидки и орнаментированного спиральками передника и с такими же, как в предыдущем погребении, украшениями обнаружен в Леппясенмяки-4. И все же, несмотря на стандартность одежды, погребенная выделялась ожерельем на шее, украшением из спиралек на лбу и поясом на талии. Между прочим, в рунах “Калевалы” последняя деталь женской одежды довольно часто упоминается.
Женские костюмы из Ховинсаари еще более разнообразны, хотя общий стиль, свойственный древнекарельской одежде, в них соблюден. В погребениях обнаружены головные платки, наплечные накидки и юбки, в ряде случаев отсутствовал фартук, а из нагрудных украшений — Ф-образные пронизки.
Лехтосало-Хиландер восстановлен женский костюм из могилы Тууккала-26, состоявший из темно-синей юбки, белой рубахи, светло-серых передника, украшенного спиральками, и покрывала с бахромой. Переднее полотнище юбки намеренно сделано с таким запасом, что его верхний край, отделанный тесьмой, перекинут на грудь, а края заднего и переднего скреплены фибулами с изображением клешней рака (тип Н) почти на линии плеча. Ф-образные пронизки, имеющие две пары петель с привесками и бронзовую бусину внизу, ажурные цепедержатели со свисающими сердцевидными украшениями составляли сложный гарнитур, обе части которого соединялись железной кольчужной цепочкой. С правой стороны гарнитура на бронзовой цепочке свисала шумящая коньковая привеска (для Юго-Восточной Финляндии — вещь редкая), с левой — нож в ножнах. У ворота рубашки — круглая выпуклая серебряная фибула, соединяющаяся цепочкой с правой частью гарнитура. Серебряная пластинчатая подковообразная фибула скрепляла покрывало на правом плече. Передник с бахромой был украшен рядом спиралек не только по подолу: спиральные узоры дугообразно располагались по самому переднику и в его верхней части (кажется, такой передник единственный на весь могильник).
Реконструированная одежда из Тууккалы, конечно же, не исчерпывает всего разнообразия костюмов жителей Юго-Восточной Финляндии средневековой поры, поэтому сравнивать ее с древнекарельской затруднительно. Но можно утверждать, что в общих чертах та и другая схожи, хотя прослеживаются некоторые различия. Женщины из Тууккалы застегивали покрывало на правом плече пластинчатой подковообразной фибулой карельского типа, в то время как жительницы Карельского перешейка крепили его или на середине груди, или в области левого плеча выпуклой подковообразной фибулой карельского типа. Не отмечено на Карельском перешейке своеобразного оформления верхнего края юбки и передника, расположения овально-выпуклых фибул на плечах, а в Тууккале не носили сюкерё. Перечисленные частные отклонения следует рассматривать как региональную специфику, и, следовательно, женская одежда обоих районов практически аналогична, что является важным и веским аргументом в пользу их единой этнической принадлежности.
В XIII—XIV вв. женский костюм, возможно, видоизменился, но соответствовал направлению моды XII—XIII вв.
Этнографы установили древность существования длинной юбки (хурстут) у карел. И хотя ныне ее не носят, сохранение названия в языке говорит о принадлежности хурстут к древнему слою материальной культуры карел 34. Вместе с тем прослежено, что конструкция костюма, если не принимать во внимание его детали, оказывается схожей для населения Западной и Восточной Финляндии, а также Северо-Западного Приладожья. Это не случайно, сходство сложилось под воздействием на население данной территории определенных исторических, географических и социально-экономических факторов.
Значительное место в украшении женской одежды занимали спиральки. Тщательному анализу их мы обязаны финляндским исследователям. Они не только изучили изделия из конкретных памятников, но и создали целостную картину для большого региона Северной Европы.
На Карельском перешейке для прикрепления спиралек к переднику использовался способ аппликации: короткие спиральки (длиной 1—1.5 см) нанизывались на нить (в новгородской Карелии чаще всего применяли ссученные вместе конскую и шерстяную нити), пришивались к полосе ткани, которая затем прикреплялась к подолу передника. Такой орнамент был виден только с лицевой стороны. Известны сложные композиции в виде крестообразных фигур, являющиеся, по признанию финляндских специалистов, вершиной мастерства. В Тууккале для прикрепления спиралек употреблялась конопляная или льняная нить, а в месте перекрестья нитей помещалась короткая спиралька. В западно-финских передниках орнамент создавался уже в процессе изготовления ткани: в нити основы вдевались более толстые спиральки, и тогда орнамент был виден с обеих сторон. Кроме того, на передниках имелись поясная кайма и орнамент в углах, а в месте перекрестья выпрямленные нити спиралек образовывали крест. Отличие от изделий первых двух регионов прослеживается и в оформлении наплечных накидок: в Западной Финляндии они украшались орнаментом из спиралек в виде звездочек, квадратов, четырехлистников и т. д.; в Северо-Западном Приладожье, как и в Миккели — Тууккале, края накидок отделывались тесьмой или каймой с бахромой, сотканной вместе с материей.
Широкое применение спиралек явилось предпосылкой к выделению определенной отрасли ювелирного ремесла (напомним о находках волочил для протягивания проволоки в Паасо и Ховинсаари). В фольклоре сохранилась информация, выраженная в поэтической форме, об “одеяниях с медными краями”, “медных платьях”, “золотых накидках” и т. д.
По мнению Лехтосало-Хиландер, украшение женской одежды спиральками представляло собой общеевропейскую моду, распространению которой не препятствовали ни языковые, ни племенные барьеры. Вместе с тем различные народности по-своему применяли ее, поскольку женский костюм развивался на основе этнических традиций 35.
Для реконструкции мужской одежды мы располагаем небольшим набором находок. Мужчины носили шерстяные или льняные рубахи, похожие на женские, скреплявшиеся у ворота маленькой застежкой. Кафтан шился из валяной шерсти и на груди украшался фибулой. Пояс был кожаным с железными или бронзовыми пряжками; к нему привешивались нож в чехле, огниво, брусок. Некоторые носили берестяные шейные ленты, обернутые тонкой тканью, с нашитыми золочеными серебряными пластинками и крестообразной подвеской в центре. По свидетельству этнографов, пояс с прикрепленным к нему огнивом, кремнем, трутом и ножом в ножнах имелся у каждого карельского крестьянина еще в недавнем прошлом.
Об обуви, женской и мужской, по археологическим материалам вообще нельзя составить представление, слишком маленькие обрывки ее извлечены при раскопках.
Словом, специалистам предстоит еще большая работа по выяснению общих и особенных черт одежды в различных районах Корельской земли, тем более что сама корела была далеко не однородной по составу.

33 Lehtosalo Hilander Р L 1) Puna hame sinihuntu monien mahdolh suuksien mumaispuvut — Vakka nen, 1973 N 2, s 15-22, 2) Mui naispukuJemme korut — Kotise utu, 1979, N 5, s 255 Назад
34 Тароева Р Ф Материальная культура карел М Л , 1965, с 168-169 Назад
35 Lehtosalo Hilander Р L Common characteristic features of dress expressions of kinship or cultural contacts — In Fenno ugri et slavi 1978 Helsinki, 1980, p 243-260 Назад



Часть 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

наверх
Мерседес Алтуфьево Вешки. Адреса автосалонов.