Пороховые: история и современность.

Подборка статей


Топонимика Пороховых.
© И. Тихомиров

Топонимика - это наука о географических названиях. - Происхождение того или иного названия, его смысловое значение, развитие и использование - вот что интересует ученых, связавших свою жизнь с этой наукой.
Разумеется, топонимика самым тесным образом связана с историей, ведь любое географическое название так или иначе отражает определенный этап в жизни города, страны, мира...
И, пожалуй, одним из самых интересных разделов этой науки является городская топонимика - исследование происхождения названий улиц и переулков, рек и мостов. Многомиллионный город - а именно таков наш Санкт-Петербург - застраивается постепенно, поэтапно, и каждый этап формирования мегаполиса отражен в названиях магистралей. И даже на примере только одного района, одного округа можно увидеть исторический процесс, определить облик прошлого и сделать прогнозы на будущее.
Так каков же он, современный микрорайон Ржевка-Пороховые? Каким он был, каким станет? Ответы на эти вопросы подскажут нам географические названия.
Пороховые - такие, какими мы знаем их сегодня, - детище конца 70-х - начала 80-х годов XX века. Однако инфраструктура района продолжает интенсивно развиваться, давно исчезли газетные объявления об обмене с грозной надписью "Пороховые не предлагать!" Наоборот, относительная близость к центру города привлекает все новых инвесторов, и практически на всех свободных участках вовсю кипит строительство. Но существуют также старые Пороховые, история которых восходит к Охтинским пороховым заводам, построенным еще при Петре Первом и лишь в начале XX века уступившим место современным химическим предприятиям. Улочки с названиями Жерновские бережно хранят память о "пороховых мельницах".
Карта Ленинграда 1939 года Другие имена старых Пороховых имеют весьма разное происхождение. Так, Ириновский проспект получил свое название из-за существовавшей на его месте Ириновской железной дороги, связывавшей Большую Охту с торфоразработками близ селения Ириновка Шлиссельбургского уезда Петербургской губернии (ныне Всеволожский район Ленинградской области).
А вот Колтушское шоссе (его часть, проходящая по Пороховым) вскоре после Октябрьской революции получило название "улица Коммуны". Пороховское шоссе стало именоваться шоссе Революции: в то время было принято давать даже окраинным неказистым улицам "громкие" названия.
Но все-таки большая часть имен современных Пороховых появилась именно в конце 1970-х годов, когда на месте одно-двухэтажных домиков с огородами развернулось массовое жилищное строительство. "Улучшенная планировка", как тогда сообщалось в прессе, "домов повышенной этажности", впрочем, не предполагала качество, и многим жителям района не понаслышке известны кривоватые стены, кое-как заделанные щели между панелями и сырые потолки... Но, увы, такое было время: гнались за количеством, не обращая внимания на качество...
Этому времени жители Ржевки-Пороховых "обязаны" и теми названиями, которыми наделили новые улицы микрорайона городские власти. Ударники здесь пересекаются с Наставниками, Энтузиасты - с Передовиками... Неудивительно, что злые языки окрестили Пороховые "районом дураков"... А ведь нынешнее поколение детей вообще не знает, кто такие эти передовики и энтузиасты, слово "ударники" ассоциируется в детском сознании исключительно с музыкальным инструментом.
Впрочем, на "новых" Пороховых есть и более понятные названия: Ленская, Хасанская, Белорусская улицы. Как же они попали в это "индустриальное царство" энтузиастов и передовиков?
Оказывается, совсем из другого времени. Точнее, из конца 1930-х годов. Как же так получилось?
Мало кто знает, что Ленская, Хасанская и Белорусская улицы сменили свое месторасположение. Их предшественницы - тихие улочки в старой части Пороховых - получили свои имена во время жестокой идеологической диктатуры: Ленская - в память о расстреле демонстрации на Ленских золотых приисках, Хасанская (Хасановская) - в честь победы 1-й отдельной краснознаменной армии СССР над войсками "империалистической" Японии в районе озера Хасан. Белорусская улица была названа так в честь "союзной республики" Белоруссии. В эпоху строительства многоэтажек прежние улочки вошли в застройку широких и шумных проспектов, а их названия "перекочевали" на новые адреса.
То же можно сказать и об улице Осипенко, связывающей ныне проспекты Энтузиастов и Косыгина. Названная так в честь советской летчицы П.Д. Осипенко (кстати, Суворовская до 1940 года), ее "тезка" вошла в застройку улицы Коммуны и проспекта Наставников.
И еще несколько малоизвестных фактов из истории названий. Улица Лазо до 1940 года называлась Жеребятьевским переулком.
Перекресток ул. Коммуны и 2-й Жерновской линии. Фото: В.В. КолотыгинаИсчезли, войдя в застройку или став безымянными внутридворовыми проездами, Павловская, Линейная, Рубинская улицы, навсегда затерялись среди многоэтажек Никонов, Леонтьевский, Чеченский переулки. В то же время, узкие дорожки между деревянными домиками на нечетной стороне улицы Коммуны все еще хранят свои незатейливые названия: Набережная, Новая, Водопроводная улицы, Молодежный, Лесной переулки. А грунтовая дорога, идущая параллельно улице Коммуны вдоль лесопарка, на картах города именуется Сосновским (Сосновым) проспектом.
Недавно автомобилисты Пороховых вздохнули с облегчением: наконец проложен прямой путь между проспектом Наставников и шоссе Революции. Теперь не нужно делать "крюк" через Индустриальный проспект или через улицу Коммуны, невероятно сужающуюся за Ириновским проспектом. Новая трасса позволила также закрыть на ремонт ветхий Ильинский мост на шоссе
Революции (он был построен в 1912 году!) изменив автобусные маршруты.
Как же называется новая магистраль? Может, она является частью проспекта Наставников?
Нет, у нее есть собственное название - улица Потапова. Это имя присвоили ей в 1956 году. Как же так получилось: новая улица и 1956 год?
Дело в том, что улицу Потапова нельзя назвать новопроложенной. Обозначенная, правда, на картах и атласах Петербурга пунктиром, практически не пригодная до последнего времени для проезда автомобилей, она все же существует не один десяток лет. Более того, до 1956 года улица называлась Армашевской и получила свое второе имя в честь отважного летчика-истребителя, Героя Советского Союза А.С. Потапова, погибшего в боях за Ленинград в январе 1943 года.
В 1970-1980-е годы улица Потапова частично вошла в застройку проспекта Наставников.
Интересно, что планы сделать улицу Потапова пригодной для проезда зрели, по-видимому, не один год. Дело в том, что в течение по крайней мере десяти лет на этой еще не заасфальтированной дороге, пересекающей Охту, существовал весьма современный железобетонный мост, до ближайшего времени бесхозный. Теперь заброшенная дорога стала оживленной магистралью, залитой мягким неоновым светом в темное время суток.
Итак, улица Потапова получила второе рождение. Получат ли его Молодежный и Десной переулки? Трудно сказать. Скорее всего, нет. Когда-то на месте деревянных домиков планировали построить огромный больничный комплекс, но анализ грунта не позволил осуществить этот замысел. И этот зелёный участок остался нетронутым, деревянные дома тихо доживают свой век, а названия улочек постепенно стираются из памяти горожан, чья жизнь кипит по другую сторону улицы Коммуны...
Что же касается Наставников с Ударниками, то и эти названия вряд ли потерпят какие-либо изменения. На заре девяностых, когда страну охватила жажда перемен и в едином порыве улицам города стали возвращать утраченный некогда названия, вихрь преобразований коснулся было и нашего района. Если бы существовавший тогда проект воплотили в жизнь, проспект Энтузиастов превратился бы в улицу Калачева - в честь военного инженера-технолога Охтинского порохового завода. Проспект Наставников стал бы Армашевской улицей - вспомнили старое название улицы Потапова, как уже сказано выше, частично, вошедшей в застройку проспекта.
Белое здание на перекрестке ул. Коммуны и 5-й Жерновской - кинотеатр Звездочка. Фото: В.В. КолотыгинаПоменяли бы свои имена и улица Передовиков, и проспект Ударников: магистрали стали бы называться Жерновской и Куликовской улицами соответственно. Выбор таких названий также легко объясним с точки зрения истории района. Дело в том, что улица Передовиков во многом повторяет проложенную в незапамятных временах дорогу между деревнями Малиновка и Жерновка, некогда существовавшими здесь. С таким же успехом улицу можно было бы переименовать в Малиновскую, тем более, что Жерновские улочки еще сохранились в старой части Пороховых. С названием "Куликовская" тоже все просто: в старой застройке дорога с таким названием проходила параллельно современному проспекту Ударников - буквально в 200-250 метрах севернее. Кстати, названа она так была в честь победы русского войска в Куликовской битве - одном из важнейших сражений в истории Руси, во многом определившем дальнейшую судьбу нашего государства. Спрашивается: зачем нужно было нарекать улицы с исторически сложившимися названиями разными энтузиастами и передовиками? Зачем было изобретать велосипед?!
И, наконец, преобразования коснулись бы одной из важнейших магистралей Пороховых - проспект Косыгина. С момента своей закладки в середине 1970-х и по 1984 год он назывался Ладожским - в честь Ладожского озера, сыгравшего огромную роль для Ленинграда в суровые годы блокады, ставшего спасителем тысяч ленинградцев, до в 1984 году проспект переименовывают и называют именем видного политического деятеля брежневской эпохи А.Н.Косыгина. В годы реформ и становления Российской Федерации высказываются различные идеи о переименовании проспекта. Кто-то предлагал вернуть магистрали прежнее название, другие думали назвать трассу Новоневским проспектом: улица является прямым продолжением связки Невский - Старо-Невский - Заневский. Но ни эти, ни другие предложения так и не нашли отклика и остались, как водится, только на бумаге.
Равно как и идеи о переименовании Ударников - Наставников - Энтузиастов - Передовиков...
А Пороховые продолжают жить, развиваются. Все дальше уходят вглубь истории понятия "ударник Коммунистического труда", "передовик производства", "трудовая коммуна"... Остаются лишь названия улиц - ничего не значащие буквосочетания для юных жителей стареющего района.


Концертная жизнь на Пороховых
© Н. Коновалова

Пороховые очень отличались от других районов Охты укладом жизни и национальным составом населения. Потомственные пороховчане работали на Охтинском химическом комбинате, основанном еще Петром Великим в 1715 году. Женщины шли на текстильную фабрику "Пятилетка". Бывшие крестьяне, прибывшие из разных областей в Ленинград, поступали на тяжелую или вредную работу, привлекала высокая зарплата. Они уходили на Сероуглеродный завод или в хлорный цех химкомбината ради жилплощади.
Люди разных национальностей жили дружно. Работали, отдыхали и развлекались вместе. Существовал, например, китайский совхоз "Красный Восток", где жили и работали китайцы. Около Колтушей тянулись финские деревни. Сапоги на улице Коммуны чистили ассирийцы. Отправляясь в центр города на трамвае №10 (всего 20 минут до Староневского), вы проезжали мимо цыганского поселка. Инженерный состав ОЖ частично состоял из немецких фамилий. Жили прибалты, поляки, татары. Трудно сказать, какой национальности у нас на Пороховых не было!
За Отечественной, Кутузовской, Суворовской улицами находился квартал частных домов с садами и огородами, где держали коров, свиней и кур. Отцы семейств делали порох, матери ухаживали за скотиной.
В выходные и праздники ходили на спектакли или концерты. Большой радостью для жителей Пороховых был Пороховской летний сад с летним театром. На ОХК культурная жизнь била ключом. Самодеятельность всех видов и спорт процветали. Существовал Народный театр, хор, было два оркестра: духовой и народных инструментов, артистами которых являлись сотрудники комбината. До войны все виды этой самодеятельности почему-то назывались кружками. Руководили ими специалисты, для которых работа в них была постоянной и единственной.
Спектакли и концерты шли в здании заводоуправления, где находился прекрасный концертный зал, над которым располагался балкон с тонкими деревянными колонами. Они были резными, что очень украшало зал, как и двускатная стеклянная крыша с мелкой расстекловкой над ним. Летом концерты шли в Пороховском летнем театре. Программа концертов обычно состояла из выступлений профессиональных артистов и артистов из самодеятельности, среди которых были и свои звезды. Много лет пела любимица пороховчан Лида Соловьева, обладательница колоратурного сопрано. "Соловей" Алябьева в ее исполнении остался в памяти многих и навсегда.


Жеребятьевский проспект
© Н. Коновалова

Через год мы снова переезжаем на другую улицу. Теперь мы получили большую комнату на Жеребятьевском проспекте (ныне улица Лазо). Длинный проспект тянулся перпендикулярно трамвайной линии до военного городка. Был он такой убогий и жалкий с его деревянными одноэтажными домишками, вросшими в землю по самые окна, что построенные в 1934 году на пустыре четыре двухэтажных барака с большими и широкими окнами казались дворцами в сравнении с ними. Особенно поражали крохотные развалюхи в два окна с покосившимися крышами. Много лет спустя я увидела такой на пароходной экскурсии в Нижнем Новгороде. Это был домик Каширина, деда Максима Горького. Разница состояла только в том, что музейный домик был отремонтирован.
Жили в этих бараках люди разные: выходцы из разоренных деревень, рабочий люд, прибывший сюда в поисках счастливой доли, и местные жители, работавшие на ОХК, жила и интеллигенция.
Разумеется, что жили все по-разному: многосемейные держали поросят и кур в дровяных сараях позади дома, обрабатывали огороды, почти все сажали картошку.
Все эти люди, прибывшие из разных областей и мест, привезли с собой местные привычки и традиции. Всё они жили так, как привыкли, что сказывалось в одежде, еде и песнях, но главным образом в убранстве жилища.
Во многих деревенских семьях новые чистые комнаты с выбеленными стенами и сегодня поразили бы воображение красотой и белизной вязанных, ручной работы, покрывал, подзорников, накидок для подушек, скатертей и узорами цветных вышивок на полотенцах. Металлические кровати с блестящими шарами воистину возвышались в комнатах, как белоснежные мраморные саркофаги, чаруя глаз благородством высокого искусства, вызывая трепетное почтение к святому месту любви и жизни.
Круглые столы с самоварами, стоявшие посредине комнаты, также блистали кружевом вязаных скатертей с кистями, а над ними царили большие оранжевые абажуры - дань городской моде. Комоды - удивительно удобная мебель - тоже покрывались белыми вязаными скатертями. Белые занавески, почти у всех вышитые ришелье, были короткими, чтобы не закрывать свет. Над кроватями красовались незатейливые коврики с лебедями, русалками или лодками в камышах с парочкой влюбленных. Добротные сундуки, зеленые, синие или вишневые, окованные железной сеткой, стояли поближе к двери, как бы понимая, что им пора уйти из новой жизни!
А вышитые гладью или ришелье занавески, а вышитое белье, а вышитый верх наволочки! Опять же все разное, с местным колоритом.
Приданое вышивалось на всю жизнь. И на фоне этой белизны очаровывали разноцветные половики. У одних они были узкие и длинные в пастельных тонах, разостланные в разных направлениях по всей комнате, у других они были черно-красно-зеленые с белым, круглые или овальные, точно жестовские подносы, встречались еще из разноцветных тряпочек или из треугольничков, нашитых на ткань. Радовали глаз и лоскутные одеяла. Они имелись у всех, и тут сказывались различные традиции в общем колорите вещей.
Мне нравилось путешествовать по нашему дому, рассматривать все эти произведения народного творчества.





наверх
На сайте можно найти мебель для персонала Edem-mebel