Выдержки из отчета НЦ РАН “Изыскательские работы по обоснованию создания особо охраняемой природной территории “Сестрорецкое болото”.
 

"Сестрорецкий Разлив"*


© А.И. Резников, 2005

1.4.2. Формирование гидрологических объектов в низовьях рек Сестры и Черной в историческое время.

До начала XVIII в. озера Сестрорецкий Разлив не существовало, река Сестра текла от нынешнего Белоострова на юг, принимала в себя воды р. Черной, делала в районе нынешней Тарховки крутой поворот почти на 180° и далее текла на север, впадая в Финский залив в районе нынешнего санатория “Дюны”. Такая ситуация зафиксирована на наиболее подробных шведских и русских картах конца XVII – начала XVIII вв., две из которых приводятся ниже (рис. 3).


Рис. 3. Изображение низовьев Сестры на русской (а) и шведской (б) картах конца XVII – начала XVIII вв.
 

Такая конфигурация речной сети сформировалась, по-видимому, во время отступания Древнебалтийского моря около 3000 лет назад, когда течение Сестры, ранее впадавшей в море где-то между санаториями “Сестрорецкий Курорт” и “Дюны”, было преграждено полосой дюнных холмов и отклонилось сначала к югу, а потом к северу. В такой конфигурации нижнего течения рек нет ничего необычного – если р. Сестра течет перед впадением в море параллельно ему около 7 км, то р. Лиелупе в Латвии в схожих условиях течет вдоль дюнной гряды, образующей знаменитые Юрмальские пляжи, свыше 40 км. В период регрессии Древнебалтийского моря русло Сестры, по-видимому, часто изменялось. Среди его направлений можно предположить, в частности, русло нынешнего Горского ручья (впадает в Финский залив между станциями Александровская и Горская), залив напротив южной оконечности Сестрорецкого Разлива, а также русло бывшего Гагаринского ручья, в основном совпадавшее с нынешней трассой Водосливного канала.

Вопрос о направлении старого русла Сестры, а также об устройстве первой сестрорецкой плотины является остро дискуссионным. Наши реконструкции основываются на письменных и картографических источниках XVII-XIX вв., а также на работах В.В. Беликова (1999) и О. Растворовой (2001), хотя и не во всем совпадают с мнением последних. Предположительная схема течения р. Сестры до сооружения запруды приведена на рис. 4.

В 1721 году по указанию Петра I началось строительство Сестрорецкого оружейного завода. Для обеспечения действия машин примерно в двух километрах ниже впадения Черной в Сестру русло Сестры было преграждено запрудой, выше которой образовалось водохранилище (рис. 5).


Рис. 4. Схема низовьев реки Сестры до 1723 г.
 
Рис 5. Схема низовьев р. Сестры после 1723 г.

1 - запруда с плотиной Беера, 2- отверстие для питания водяных колес, 3- канал для сброса отработанной воды.

По свидетельствам современников, в запруде была сооружена деревянная плотина водоспуска для сброса излишней воды по старому руслу Сестры, называемая по имени строителя “плотиной Беера” или, по имени инициатора постройки, Петровской, или, по расположению, “Заводской” (рис. 5, 1).

Питание водяных колес осуществлялось через отдельное регулируемое отверстие в береге водохранилища (рис. 5, 2), а отработавшая в колесах вода по каналу (рис. 5, 3) сбрасывалась ниже по течению в р. Сестру. Вопрос о подпорном уровне этой плотины также остается дискуссионным. По оценке строителя ныне действующей плотины инженера К. Гаусмана, этот уровень немногим отличался от установленного впоследствии уровня 8,5 м н.у.м. Однако, по данным картографических источников, уровень водохранилища в период 1723 – 1804 гг. колебался в довольно широких пределах, некоторые соображения на этот счет изложены в следующем разделе. Из письменных источников известно, что плотина в XVIII в. неоднократно прорывалась, и водохранилище опустошалось; в 1753 г. при этом был поврежден завод.

В 1804 г. деревянная плотина Беера обветшала, и ее, после очередного прорыва, заменили каменной по проекту инженера Деволана. В новой плотине отбор воды на колеса производился после щитов водоспуска, так что весь поток воды выходил из водохранилища через одно отверстие в сторону завода, а излишняя вода сбрасывалась по наклонной поверхности – “флютбету” (рис. 6).

Рис. 6. Ситуация в низовьях р.Сестры после 1804 г.

1 - Плотина Деволана, 2- Заводской канал.

При этом установился уровень водохранилища в 8,5 м н.у.м., который в дальнейшем считался нормальным. Устройство плотины Деволана позволяло держать и более высокий уровень - до 8,8 м, однако повышение уровня водохранилища до этой отметки неизменно приводило к неприятным последствиям – подтоплению заводского поселка и угрозе прорыва водохранилища. Уровень порога этой плотины, т.е. физически минимальный уровень водохранилища, составлял 7,3 м, а для нормальной работы машин необходимо было поддерживать напор примерно 0,5 м над порогом, т.е. около 7,8 м. Таким образом, с 1804 до 1863 года уровень водохранилища, как правило, колебался в весьма узких пределах: от 7,8 до 8,5 м, и в исключительных ситуациях – от 7,3 до 8,8 м.

В 1807 г., во время сильного паводка, чтобы избежать прорыва плотины и разрушения завода, его командир генерал Дибич приказал спустить озеро, направив поток воды в русло Гагаринского ручья, которое, как указывалось выше, по-видимому, ранее уже служило руслом Сестры. Для этого был подрыт берег озера на углу нынешних улиц Мосина и Воскова (рис. 7, 1), и туда устремился весь поток воды, унося с собой, по выражению очевидцев, “целые горы песка”. Ложбина, идущая ныне от дома №1 по ул. Мосина на юго-запад, которую некоторые принимают за старое русло Сестры, является следом этого прорыва (рис. 7, 2). Образовавшаяся река постоянно меняла русло, и на третий день после прорыва, смыв по дороге дом командира, соединилась со старым руслом Сестры (рис. 7, 3). Образовавшуюся брешь заделывали дамбой два года, на третий это удалось сделать инженеру Деволану, строителю каменной заводской плотины, который устроил песчаную дамбу на месте прорыва.

Рис. 7. Прорыв Сестрорецкого Разлива в 1807 г.

1 - место прорыва, впоследствии закрытое дамбой;
2- первоначальное направление потока в руч. Гагарку;
3- последующее направление потока в старое русло р. Сестры.

До 1830 г. прорывов водохранилища не было, однако к этому времени возникла необходимость ремонта заводской плотины, а это было невозможно при отсутствии другого водоспуска. С этой целью в створе Гагаринского ручья, метров на 30 восточнее существующей плотины на ул. Мосина, под руководством инженера Дестрема началось строительство плотины “перепада”, т.е. нерегулируемой плотины, обеспечивающей слив воды, поднявшейся выше ее порога. От плотины был прокопан полукилометровый канал к руслу Гагаринского ручья, уже достаточно разработанному неоднократными прорывами водохранилища. Строительство велось с 1830 по 1833 год, и в первый же паводок 1833 г. плотина была полностью смыта (рис. 8). Озеро опять ушло, образовавшуюся брешь заделали новой глухой дамбой.

Рис. 8. Постройка и прорыв плотины на Сестрорецком Разливе в 1833 г.

1 - Место постройки плотины Дестрема в 1833 г., в том же году прорванной и закрытой дамбой;
2 - направление прорыва в руч. Гагарку.

Тогда было принято решение делать водоотвод в другом месте. Для этого в 1839 году в трех километрах выше завода от реки Сестры напрямик к ее устью, “срезая” 12-ти километровую петлю, был прорыт двухкилометровый водоотводный канал (рис. 9, 1). Сейчас остатки этого канала называются “Ржавой канавой”. Напомним, что, по нашему мнению, примерно так текла Сестра до Древнебалтийской трансгрессии. При истоке канала были устроены две соединенных плотины водоспуска: одна управляла спуском воды в канал, а другая – пропуском воды далее по р. Сестре (рис. 9, 2). Маневрируя этими плотинами, можно было направлять воды Сестры или напрямую в море, или в водохранилище. Однако первый же паводок смыл и эти сооружения, Сестра вся потекла в новый канал, туда же устремились и воды р. Черной, озеро опять опустело. Тогда для удержания вод р. Черной была сооружена временная перемычка на участке Сестры между Разливом и каналом (рис. 9,3), и реки Сестра и Черная полностью разделились: Сестра текла вся в водоотводный канал, а Черная наполняла водохранилище и далее через Заводскую плотину стекала в старое русло Сестры. Видимо, примерно в это же время была прорыта и так называемая “водосливная канава” (рис. 9, 4), отводящая воду из старого русла Сестры в море выше естественного устья.

Рис. 9. Ситуация в низовьях р. Сестры между 1839 и 1841 гг.

1 - Водоотводный канал;
2 - плотины в истоке Водоотводного канала и в р. Сестре, прорванные в 1839 г.;  
3 - временная перемычка в бывшем русле р. Сестры для удержания вод р. Черной;
4 – “Водосливная канава”

В 1841 году перемычка была заменена плотиной водоспуска для сброса излишков теперь уже вод реки Черной. Таким образом, по участку русла Сестры между Разливом и Водоотводным каналом воды реки Черной текли на север, против направления бывшего течения Сестры. Этот участок реки местное население называло “река Полозовка” (рис. 10).

Рис. 10. Ситуация в низовьях р. Сестры между после 1841 г.

1 - Плотина в бывшем русле р. Сестры для сброса излишков вод р. Черной

В то же время, через Заводскую плотину и далее по старому руслу теперь текла только вода, необходимая для действия машин, а ее было немного: по оценке К. Гаусмана, для полной загрузки всех машин требовалось максимум 100 куб.футов в секунду, или примерно 2,8 м3/с, средний же расход рек Сестры и Черной вместе составляет 5,2 м3/с (Таблица 2). С тех пор участок старого русла Сестры ниже завода стали называть “Сестра Заводская”. Такое состояние речной сети сохранялось более 20 лет. Прорывов при этом не было, однако вод реки Черной было недостаточно для работы заводских машин, зимой и летом их нередко приводили в действие “живыми двигателями”, т.е. вручную. Правда, если исходить из нынешней водности рек, то получится, что вод р. Черной хватило бы только на 4 месяца в году непрерывной работы. Но, наверное, не все машины весь год работали круглосуточно.

В 1863 году начался очередной этап преобразований в низовьях Сестры. По проекту инженера Гаусмана на месте бывшей плотины Дестрема, прорванной в 1833 году, была сооружена каменная трехпролетная плотина водоспуска (рис. 11, 1; общий вид на рис. 12).

Рис. 11. Ситуация в низовьях р. Сестры после 1863 г.

1 - плотина Гаусмана;
2 - Водосливный канал;
3 - засыпка плотины Деволана, устройство на ее месте набережной и тоннеля для питания водяных колес;
4 - дамба, закрывающая исток водоотводного канала.

Плотина сооружалась под защитой дамбы, насыпанной ранее на месте прорыва 1833 г. В этом сооружении были учтены все ошибки предыдущих гидростроителей. Расчетный максимальный уровень водохранилища был несколько понижен, до 8,4 м н.у.м (впрочем, был предусмотрен запас высоты до прежнего уровня 8,5 м), минимальный рабочий уровень – 7,9 м, средний, таким образом, - 8,2 м. Порог стока был установлен на уровне 6,4 м – это минимальный уровень, до которого можно было спустить водохранилище с помощью данного сооружения. Плотина была рассчитана на сброс максимального расхода рек Сестры и Черной в паводок, который, по расчетам Гаусмана, составлял примерно 170 м3/с. Сброшенная с плотины вода поступала по каналу, прокопанному по ложбине размыва 1833 года, в русло Гагаринского ручья, и далее в Финский залив; этот водоток получил название “Водосливный канал” (рис. 11, 2). Затем была разрушена плотина на Сестре, засыпан исток Водоотводного канала (“Ржавой канавы”) (рис. 11, 4), и Сестра снова потекла в водохранилище. После этого, наконец, появилась возможность вывести из работы окончательно обветшавшую плотину Деволана, которая проработала почти 60 лет. Плотина была засыпана, на ее месте устроена набережная, а для пропуска воды к машинам построен подземный тоннель (рис. 11, 3). Инженерное решение оказалось удачным: плотина Гаусмана простояла без капитального ремонта более 120 лет, в 1987 г. была отреставрирована по историческому проекту и до сих пор исправно выполняет свои функции.


Рис.12. Общий вид плотины Гаусмана. 2005 г.
 

Другое сооружение Гаусмана – тоннель под набережной для питания водяных колес – оказалось гораздо менее долговечным. Уже в 1873 году водяные колеса были заменены турбинами; видимо, в это же время тоннель Гаусмана был зарыт и прокопан новый канал к востоку от заводских корпусов, получивший название “канал Петра I”. Со стороны Разлива канал был перекрыт новой плотиной, которую стали называть “Заводской”, как и бывшую плотину Беера (рис. 13). Судя по размерам плотины и канала, они (а значит, и новые турбины) были рассчитаны на гораздо больший поток воды, чем тоннель и водяные колеса: последние, как указано выше, были рассчитаны на 2,8 м3/с, а новый канал мог пропустить до 25 м3/с. Этого достаточно для пропуска среднегодового расхода рек (5,2 м3/с) и даже среднепаводкового (20 м3/с), но недостаточно для пропуска максимальных паводковых расходов (170 м3/с). Соответственно, увеличилась водность Сестры Заводской. В 1890-е годы на новом канале была построена гидроэлектростанция, примерно в это же время заводское оборудование было переведено на паровую, а затем и электрическую тягу.


Рис.13. Общий вид заводской плотины. 2005 г.
 

За XX век гидросеть низовьев Сестры не претерпела существенных изменений. Основной сток из водохранилища по-прежнему осуществлялся через плотину Гаусмана и Водосливный канал. Уровень водохранилища колебался в пределах установленного Гаусманом максимального уровня – 8,4 м. При строительстве Сестрорецкого курорта в начале XX в. был перекрыт сток по Водосливной канаве (южному устью Сестры Заводской), но к 1930-м гг. он был восстановлен. Северное (естественное) устье постепенно замывалось морским песком, и в конце XX в сток по нему окончательно прекратился. Стока по Ржавой канаве практически не было, пока при мелиорации в 1920-х гг. находящегося к северу от нее болота Канавного туда не был выведен сток с этого болота. После этого в Ржавой канаве образовалось слабое течение, вода течет в русло Сестры Заводской и далее на юг в Водосливную канаву. Современное состояние речной сети и направления течений показаны на рисунке 14.

Рис. 14. Современная (2005 г.) ситуация в низовьях р. Сестры.

Изменения после 1863 г.:
1 - засыпка тоннеля Гаусмана и устройство набережной;
2 - новая заводская плотина;
3 - канал Петра I;
4 - прекращение стока в старом устье Сестры;
5 - вывод в “Ржавую канаву” стока с болота Канавного.

1.4.3. Формирование озера Сестрорецкий Разлив и изменение его береговой линии.

Согласно письменным источникам, озеро или водохранилище Сестрорецкий разлив образовалось в результате запруживания р. Сестры в 1723 г. при строительстве Сестрорецкого оружейного завода. Однако на карте Ингерманландии Кириллова от 1727 г. водохранилище еще не обозначено, хотя Сестрорецкие заводы уже есть. Первой доступной нам картой с изображением водохранилища является карта С.-Петербургской губернии Я.Ф. Шмита 1770 г. (рис. 15).


Рис 15. Изображение Сестрорецкого Разлива и прилегающей территории на карте Шмита, 1770 г.
 

Из этой карты видно, что площадь водохранилища была примерно на четверть меньше, чем сейчас, и зеркало его имело V-образную форму вместо нынешней Ñ -образной. Видимо, на этот момент уровень водохранилища был несколько ниже нынешнего, и, возможно, здесь нужно согласиться с мнением В.В. Беликова (Беликов, 1999), что первоначальный уровень водохранилища составлял около 5,5 м. Но уже через 20 лет, на карте Вилбрехта “Окрестности Санкт-Петербурга” 1792 г., площадь водохранилища примерно на 20% превышает нынешнюю, при этом затоплено нынешнее устье Сестры и западная часть существующего болотного массива (рисунок 16).


Рис 16. Изображение Сестрорецкого Разлива и прилегающей территории на карте Вилбрехта, 1792 г.
 

Видимо, плотина была усилена и достигнут максимально возможный уровень водохранилища, который, исходя из высотных отметок его берегов, составляет около 9 м н.у.м. После постройки новой плотины в 1804 году и стабилизации уровня озера около 8,5 м оно принимает очертания, близкие к современным, что отражено на карте Шуберта 1840 г. (рис. 17).


Рис 17. Изображение Сестрорецкого Разлива и прилегающей территории на карте Шуберта, 1840 г.
 

Однако, при более подробном сравнении береговой линии обнаруживаются расхождения. Особенно заметны они на северном, болотистом берегу озера, а также в устье Сестры. На рисунке 18 изображена береговая линия озера в настоящее время, в 1792 и 1840 гг. Из рисунка видно, что в середине XIX в. очертания северного берега Разлива были иными, здесь были вдающиеся в озеро мысы, которые впоследствии исчезли, а береговая линия отступила примерно на 400 м, что соответствует средней скорости отступания берега примерно 2,5 м в год.

Рис. 18. Изменение очертаний северного берега Сестрорецкого Разлива.

Желтым цветом обозначена береговая линия на 1770 г. (рис. 15),
Синим – на 1792 г. (рис. 16),
зеленым – на 1840 г.(рис. 17).
Красным цветом обозначена современная (на 2005 г.) береговая линия.

Это произошло, как видно из предыдущего раздела, несмотря на стабильный и даже несколько понижающийся уровень водоема за этот период. Причиной такого изменения береговой линии является абразия торфяного берега, которая продолжается и в настоящее время. Сравнения разновременных карт и аэрофотоснимков показали, что в настоящее время скорость абразии уменьшилась и составляет около 1 м в год. Обратную картину мы наблюдаем в устье Сестры. Здесь, наоборот, происходит отступание озера, образуются новые острова и зарастают протоки. Продвижение дельты Сестры составило примерно 600 м, но произошло оно гораздо быстрее – заметное разрастание дельты началось только после 1930-х гг., что соответствует средней скорости около 10 м/год, и эта скорость, в отличие от скорости абразии, растет – сейчас она составляет, по отдельным наблюдениям, свыше 20 м/год (Беликов, 1999). Это связано с выносом рекой осадочного материала, в основном песка, который особенно интенсивен в связи с мощным паводком и малой заозеренностью бассейна. Отступание озера со стороны устья р. Черной менее значительно и составляет около 2 м/год. По наблюдениям 1980-х гг., средняя мутность впадающих в Сестрорецкий Разлив рек составляет 17 г/м3, при этом в период весеннего половодья на Сестре и Черной она достигает соответственно 50 и 28 г/м3, а годовой объем твердого стока – 2400 и 1100 т соответственно. Всего же за год в озеро попадает около 3700 т взвешенных веществ, к которым ежегодно добавляется 400 т образующегося в озере органического вещества. Из этого количества свыше 60% остается в водоеме в виде донных отложений, остальное выносится. Современная мощность песчано-илистых озерных отложений, накопившихся за время существования водохранилища, составляет на большей части озера 1,5 – 2,5 м, изменяясь от нуля (в приплотинной, проточной части) до 4,5 м в бывшей долине р. Сестры. Средняя скорость накопления осадков, таким образом, составляет до 1,5 см в год, но в настоящее время быстро растет. По некоторым данным, средняя скорость осадконакопления сейчас составляет около 3 см/год, а в устье Сестры достигает 15 см/год. Эти цифры в сравнении с характерными глубинами большей части Сестрорецкого разлива (1 – 2 м) показывают, что объем и площадь водоема в настоящее время быстро сокращаются.

1.4.4. Современное состояние озера Сестрорецкий Разлив и впадающих в него рек.

Комплексные обследования состояния Сестрорецкого разлива в последние годы проводились дважды: в 1980 – 1981 гг. в течение полного года (Сохранение природной экосистемы…, 1984). и в 2002 г. – только в летнее время (Водные объекты Санкт-Петербурга, 2002). Это позволяет сравнить полученные данные и сделать выводы о динамике обстановки.

По результатам исследований в 2002 г. вода озера характеризуется средними значениями общей минерализации (64-70 мг/л), принадлежит к сульфатному классу группы натрия и обогащена хлоридами. Высокое содержание хлоридов относится исследователями на счет антропогенных факторов. Величина рН воды варьирует в пределах от показателей, близких к нейтральным (6.6-7.5), в мае, до щелочных (9.5-9.8) в июле-августе 2002 г. Вода озера богата органическими веществами как аллохтонного, так и автохтонного происхождения. На это указывают высокие значения концентраций органического углерода, биогенных элементов и показатели БПК5. Содержание органического углерода изменяется в пределах 16-29 мг/л. Оно заметно выше, чем в 1980-е годы (6-22 мг/л) и характеризуется тенденцией роста от мая к июлю и августу от 16-21  до 23-29 мг/л, последнее свидетельствует о накоплении в озере автохтонного органического вещества.

Содержание биогенных элементов в озере, достаточно высокое еще в 1980-е гг., в настоящее время быстро растет, особенно вблизи устья р. Черной. Так, среднее по станциям измерений содержание общего фосфора в озере увеличилось с 0,12 до 0,16 мг/л, при этом в р. Сестре несколько уменьшилось, а в р. Черной выросло с 0,19 до 0,55 мг/л, т.е. примерно втрое. Содержание общего азота в озере незначительно снизилось (с 0,89 до 0,78 мг/л), за счет снижения этого показателя в р. Сестре, но в р. Черной выросло с 2,38 до 2,79 мг/л. Всего в озеро в 1980-х гг. привносилось за год 264 т азота и 24 т фосфора, из них примерно 80% удерживалось в водоеме. Биогенная нагрузка (годовое поступление биогенов, отнесенное к площади водоема) составила при этом по фосфору 2,2 г/м2 и по азоту – 24 г/м2. В 1997 г. фосфорная нагрузка возросла до 4,9, а азотная – до 54 г/м2. (Оценка существующей информации…, 2002). В то же время, допустимая фосфорная нагрузка, рассчитанная для озера Сестрорецкий Разлив, составляет 0,52 г/м2, т.е. фактически она превышена почти в 10 раз. В итоге, по общему содержанию биогенов и по соотношению концентраций азота и фосфора Сестрорецкий разлив в 2002 г. следует классифицировать как гиперевтрофный водоем, причем более ¾ биогенных элементов поступает из р. Черной.

Вода Сестрорецкого Разлива заметно загрязнена тяжелыми металлами, фенолами, нефтепродуктами. Так, при наблюдениях 2002 г. отмечалось превышение ПДК для рыбохозяйственных водоемов по алюминию в 3-4 раза, по железу до 40 раз, по марганцу в 2-8 раз, по фенолам в 1,2-11 раз и по нефтепродуктам в 1,1-4 раза. Если высокие концентрации железа, марганца и, в некоторой степени, фенолов можно отчасти объяснить естественными факторами, то повышенное содержание нефтепродуктов и алюминия следует отнести на счет антропогенного загрязнения. Загрязненность указанными веществами в реках Сестре и Черной примерно эквивалентна, а так как сток Сестры больше, то и ее вклад в загрязнение Разлива тоже больше.

Зарастание макрофитами составляло в 2002 г. около 15% зеркала водохранилища, преимущественно вдоль западного берега и у устьев рек; преобладали сообщества с преобладанием тростника, камыша озерного и хвоща речного. Велико было содержание фитопланктона: в июле 2002 г. оно достигало 57-100 мг/л, в то время как в 1980 г. не превышало 9 мг/л. Причем, если в 1980-х гг. в фитопланктоне преобладали диатомовые водоросли, то в 2002 г. абсолютно преобладали сине-зеленые водоросли, что также указывает на возросшее органическое загрязнение водоема. Практически весь вегетационный период наблюдается “цветение” воды. Количество и биомасса бактерий возросли примерно вдвое, достигнув, соответственно, 16,6 млн. кл./мл и 2,1 мг/л., в том числе E.coli – 1,72 тыс. кл./мл, что делает этот водоем, согласно санитарным нормам, непригодным для купания и отдыха на воде. Периодически в водах р. Черной обнаруживаются возбудители сальмонеллеза.

Из вышесказанного следует, что водохранилище Сестрорецкий Разлив находится в критической, прогрессивно ухудшающейся экологической ситуации и неблагополучно по санитарно-гигиеническим показателям. Ситуация усугубляется наступившим маловодным периодом и быстро уменьшающимся объемом воды в озере за счет накопления донных отложений. Основной причиной такого положения является обстановка в бассейнах рек Сестры и Черной, питающих озеро, т.к. сбросы очистных сооружений г. Сестрорецка выведены в море. Главным источником биогенной нагрузки на водохранилище является р. Черная, а в ее бассейне – очистные сооружения пос. Сертолово, которые практически не функционируют, а часть сточных вод подается в руч. Сертоловский вообще в обход очистных сооружений, особенно от близлежащих воинских частей. В результате, сток указанного ручья на 75% состоит из неочищенных и недостаточно очищенных сточных вод, а сток реки Черной состоит из таких вод на 15%. Сертоловские очистные сооружения в настоящее время не ремонтируются, так как с 1991 г. к Сертолово и Песочному строится канализационный коллектор от Северных очистных сооружений, но когда он будет достроен – неизвестно. Бассейн р. Сестры более благополучен по показателям загрязнений и биогенов, однако и в нем есть источники локальных и диффузных загрязнений. Это сбросы хозбытовых стоков от поселков Дюны, Белоостров и Ленинское, животноводческий комплекс в Ленинском, очистные сооружения Белоостровской промзоны, а также многочисленные садоводства и окружающие их свалки, зачастую расположенные в водоохраной зоне р. Сестры и ее притоков. (Полевое обследование…, 2002).

Приведенные материалы позволяют сделать вывод, что при сохранении существующих тенденций роста биогенной нагрузки, загрязнений и прогрессирующего обмеления озера, через несколько лет приближение к нему станет опасно для жизни и здоровья людей, а через несколько десятилетий озеро превратится в евтрофное болото.

1.5. История формирования ландшафтов

1.5.1. Река Сестра как устойчивый пограничный рубеж

Люди стали поселяться в низовьях Сестры сразу же, как только эти земли освободились от морских вод. В основании Сестрорецких дюн находят стоянки, относящиеся к культуре ямочно-гребенчатой керамики. Эта культура характерна для неолитических племен, живших в III-II тысячелетиях до нашей эры по всей лесной полосе Европейской части России. Предполагается, что эти стоянки принадлежали бродячим общинам охотников, которые не знали земледелия, не имели домашних животных и, соответственно, не оказывали существенного влияния на окружающие ландшафты.

В дальнейшем эти территории были заселены финноязычными народами, занимавшимися охотой, рыболовством и подсечным земледелием. При этом река Сестра (фин. Siestarjoki, Rajajoki, швед. Systerbeck) на всем своем протяжении уже в раннем средневековье служила племенной границей между корелой и ижорой, и, соответственно, границей между историческими областями Корельской земли (Карелии) и Ижорской земли (Ингрии, Ингерманландии). В конце I тысячелетия нашей эры оба этих народа вошли в сферу влияния формирующегося древнерусского государства; к этому времени, по-видимому, относится и распространение здесь пашенного земледелия. Однако уже в XII – XIII вв. Корельская земля становится ареной острого противостояния Великого Новгорода и Шведского государства. В самом конце XIII в. западная часть Карелии была завоевана Швецией, основавшей в этих землях Выборгскую крепость. Эта ситуация юридически закреплена в Ореховецком договоре 1323 г., утвердившем передачу трех западно-карельских погостов Швеции. Таким образом была установлена первая в регионе официальная государственная граница, совпавшая на южном участке с древней племенной границей по р. Сестре. Договор 1323 г. описывает эту границу так: “... а розвод и межя: от моря река Сестрея, от Сестрее мох, середе мха гора…”. Шло время, менялись границы, Новгород стал частью Московского государства, но граница по Сестре на протяжении почти 300 лет неизменно подтверждалась на каждых мирных переговорах.

Только в начале XVII в. Швеции удалось полностью присоединить Карелию и Ингерманландию и по Столбовскому договору 1617 г. отодвинуть свои границы дальше на юго-восток, а Сестра стала границей Выборгского и Нотебургского лёнов Швеции. За прошедшие после этого 100 лет русско-ижорско-карельское православное население левобережья Сестры почти полностью сменилось финнами-лютеранами. Затем последовала Северная война 1700-1721 гг., в результате которой Ингерманландия и почти вся Карелия были присоединены к России, а по Сестре прошла граница между Санкт-Петербургской и Выборгской провинциями, затем губерниями. В 1809 г. было образовано Великое княжество Финляндское в составе Российской империи, а в 1811 г. в него была включена Выборгская губерния, после чего граница Финляндии с Санкт-Петербургской губернией опять прошла по Сестре. Финляндия в то время обладала автономией, и граница постепенно обретала все атрибуты государственной: таможню, пограничную стражу и пр. С небольшими изменениями, о которых пойдет речь ниже, по этой же реке была установлена и государственная граница Финляндской республики с Советской Россией после получения Финляндией независимости в 1917 г. В качестве межгосударственной эта граница просуществовала до 1940 г., когда в результате “Зимней” войны 1939-1940 гг. по Московскому договору весь Карельский перешеек отошел к Советскому Союзу. Во время II мировой войны финские войска вышли в нижнем течении Сестры на линию бывшей государственной границы, а в верхнем течении – перешли ее, де-факто восстановив границу 1918 года. Однако контрнаступление 1944 г., завершившееся осенью этого года Московским перемирием, а затем Парижским мирным договором 1947 г., вернуло границу на линию 1940 года. После этого по Сестре, с небольшими отклонениями, проходили границы районов Ленинградской области, сейчас – Всеволожского района с Выборгским районом Ленинградской области и Курортным районом Санкт-Петербурга).

Таким образом, на настоящее время (2005 г.) прошло 682 года с момента установления первой официальной границы по р. Сестре (неофициальная существовала и раньше). Из этого времени 317 лет (1323-1617, 1917-1940) граница по Сестре была государственной, и еще 105 лет (1812-1917) – политической. Остальные 260 лет по р. Сестре проходили административные границы различного ранга.

Рассмотрим теперь подробнее прохождение границы в наиболее интересующем нас районе Сестрорецка. На этот счет существуют различные мнения. В договорах XIV-XVI вв. указывается, что граница проходила по реке Сестре, так что вопрос сводится к тому, как текла Сестра в низовьях в то время. Наша точка зрения по этому вопросу подробно изложена в разделе 1.4.2, поэтому мы считаем, что с 1323 по 1617 гг. официальная граница проходила по старому руслу р. Сестры (ныне затоплено Сестрорецким Разливом), далее по руслу Сестры Заводской до северного (ныне недействующего) устья последней у санатория “Дюны”. (рис. 19, 1). Это подтверждается, в частности, приведенными выше картами XVII – XVIII вв. (рис. 3).

Рис. 19. Изменение границ в низовьях Сестры. Обозначения:
XVII в. – граница России и Швеции в XIV- XVI вв., граница Выборгского и Нотебургского лёнов Швеции в XVII в., затем граница губерний России.
Изменения границ:
1723 – Санкт-Петербургской и Выбогской провинций, затем губерний после 1723 г.
1811 – автономной Финляндии после передачи ей Выборгской губернии в 1811 г.
1842 – автономной Финляндии при уточнении границ в 1842(?) г.
1864 – автономной Финляндии после передачи Сестрорецка в Санкт-Петербургскую губернию, в 1918-1939 гг.- граница Финляндской республики и СССР.

Сестрорецкий завод, таким образом, был основан на правом, “финском” берегу Сестры, на землях крестьян деревни Куоккала (Кяхенен, 2005). Однако и на карте Кириллова 1727 г., и на карте Шмита 1770 г. (рис. 15) завод показан на территории Санкт-Петербургской губернии, а граница проходит севернее, причем у Шмита она проходит вдоль какой-то протоки или канала, срезающего изгиб Сестры; о существовании в то время такого водотока из других источников ничего не известно. Видимо, границу Выборгской губернии сразу отодвинули на несколько километров к северу от завода для удобства управления последним. Тем не менее, к заводу были приписаны обширные земли по обе стороны губернской границы – от Лахты почти до Выборга, вместе с проживавшими там крестьянами; в дальнейшем эти земли были несколько урезаны. Поскольку большая часть этой территории находилась все же к северу от границы, то, после присоединения в 1811 г. Выборгской губернии к Великому княжеству Финляндскому (в составе Российской империи), к нему была присоединена вся принадлежащая заводу земля, а граница Петербургской губернии была отодвинута примерно на 7 км к югу и проведена по Горскому ручью, впадающему в море между станциями Горская и Александровская (рис. 19, 2; ср. также рис. 17). Затем, между 1840 и 1850-ми годами, граница была снова была передвинута на 1,5 км к северу и прошла на уровне южной оконечности Сестрорецкого Разлива, между станциями Александровская и Тарховка (рис 19, 3). По-видимому, это изменение границы произошло в ходе “уточнения” границ Великого княжества в 1842 – 1849 гг. Однако управление заводом и, особенно, приписанными к нему землями, находящимися на территории, управляемой по совсем другим законам, было неудобно. Такая ситуация приводила к многочисленным конфликтам. После того, как вопрос о приписанных землях и крестьянах отпал в ходе крестьянской реформы 1861 г., остался только вопрос о территории самого завода и разросшегося к тому времени поселка при нем. Эта проблема была решена в 1864 г. путем передачи завода и поселка (т.е. территории нынешнего г. Сестрорецка) в Петербургскую губернию (в обмен финнам пообещали область Петсамо (Печенга) на Северном Ледовитом океане). Таким образом, граница передвинулась еще на 7,5 км к северу и прошла по прокопанному в 1839 г. водоотводному каналу, ныне Ржавой канаве (рис. 19, 4). Интересно, что к побережью Финского залива эта граница выходила в старом устье Сестры, то есть там же, где и древняя граница 1323 – 1617 гг. Именно по этой линии прошла и государственная граница СССР с Финляндией в 1918 г. Сейчас в этом месте стоит тесаный гранитный столб, на котором выбит крест и буквы “СССР” (рис. 20). По-видимому, впервые этот столб был установлен в 1864 году.


Рис. 20. Пограничный столб в старом устье р. Сестры.
 

Остается добавить, что, если сравнить данный раздел с разделом 1.4.2, то можно увидеть, что все упомянутые в данном разделе исторические линии границы в низовьях Сестры, обозначенные на рис. 19, “подозрительны” на то, что там проходило русло реки Сестры за последние 5000 лет.

1.5.2. Освоение низовьев р. Сестры.

Как было указано выше, в неолитическое время низовья Сестры были заселены довольно плотно для того времени, т.к. песчаные берега с дюнами являются оптимальным местом для стоянок первобытных охотников и рыболовов. Однако с переходом к сельскохозяйственному производству схема расселения изменилась, поскольку дюны и болота, составляющие основу ландшафтов низовьев Сестры, абсолютно непригодны для ведения сельского хозяйства. Не способствовало освоению и пограничное положение территории, постоянные военные конфликты. Нет достоверных данных о существовании в низовьях Сестры (в пределах литориновой террасы) постоянных поселений до начала XVIII в. На шведских и русских картах конца XVII – начала XVIII вв. населенных пунктов здесь не обозначено, только на карте Шхонбека 1704 года в районе нынешней Канонерки нанесен одинокий пунсон без подписи, каким обозначали отдельно стоящие дворы (рис. 3,а). Встречающиеся в литературе указания на шведский поселок или даже город Систербек на месте нынешнего Сестрорецка не находят подтверждения. На большинстве шведских карт хорошо видно, что топоним “Systerbeck” (позднее “Systerbäck”) относился, как правило, к реке Сестре, а не к населенному пункту. (См., напр., рис. 21).


Рис. 21. На фрагменте шведской карты середины XVII в. видно, что подчеркнутый топоним “Systerbeck” относится к реке, а не к населенному пункту.
 

Упоминаемая в переписке середины XVII в. выборгских властей с правительством Швеции “ярмарка в Сюстербеке” могла происходить в любом месте на р. Сестре – например, в районе д. Майнила, где проходила дорога на Выборг. Действительно, на одной из шведских карт начала XVIII в. можно увидеть надпись “Systerbäck” у пересечения Выборгского тракта и р. Сестры, т.е. на месте нынешней Майнилы (рис. 22).


Рис. 22. На фрагменте шведской карты начала XVIII в. видно, что подчеркнутый топоним “Systerbäck” относится к населенному пункту у пересечения Выборгского тракта с р. Сестрой.
 

В отличие от покрытой сыпучими песками и болотами литориновой террасы, находящаяся выше по течению Сестры озерно-ледниковая терраса и особенно возвышающиеся над ней моренные, камовые и озовые возвышенности, были довольно плотно заселены, хотя жители этих мест и испытывали все тяготы, связанные с частыми военными действиями. Перечислим кратко населенные пункты, окружавшие Сестрорецкую низину к моменту начала строительства Сестрорецкого завода.

По левому, “русскому” берегу Сестры (согласно новгородскому административному делению территории, унаследованному затем и Московским, и Шведским государствами), располагались деревни Коробсельского погоста. Среди них с XV в. известны деревни Валгасарь (Valkesaari, Старый Белоостров), располагавшаяся в районе нынешних садоводств на 38-м километре Верхне-выборгского шоссе, Алакуль (Валакиля, Vanha- и Uusi- Alakylä) – на 44-м километре этого же шоссе. На шведских картах XVII в. появляются деревни Smеrden (Merituittu, Мертуть) – на 32-м километре шоссе, Таваст (Tavasthof, Myllynkylä, Александровка) – к северу от Белоострова на руч. Пасторском. Эти деревни, в основном, были расположены вдоль нынешнего Верхневыборгского шоссе потому, что оно наследует направление старого Выборгского тракта, соединявшего Выборг со шведскими крепостями на Неве – Ниеншанцем и Нотебургом (Орешком). На карте Нотебургского лёна вдоль этого участка трассы обозначена сплошная полоса сельскохозяйственных угодий шириной 2-5 км. Не позже начала XVIII в. появляется деревня Редуголь (Редакуль, Retukylä), находившаяся вдоль нынешней железной дороги Сестрорецк-Белоостров и единственная, частично попадающая на территорию проектируемого заказника. Сейчас на ее месте садоводства. На карте Шхонбека ниже Редуголи обозначена нигде больше не упоминаемая деревня Аняки.

Левобережная часть территории нынешнего Сестрорецка относилась к другому, Спасскому погосту – тому же, что и центральная часть нынешнего Петербурга. Здесь ближайшими к устью Сестры населенными пунктами были: к югу - Равомяки (Горская) – большой поселок на пологом моренном холме, возвышающемся над литориновой террасой (т.н. “Горский остров”); к востоку – Хювяселка (Новоселки), которая также располагалась на возвышенности, только песчаной (т.н. “Новоселковский оз”) .

По правому берегу Сестры находились деревни, до начала XIV в. входившие в православный карельский погост Эвряпя (Äyräpää, Огреба). В 1323 г. эти земли были переданы Швеции и принадлежали ей до начала XVIII в., в 1811 г. вошли в состав автономного Великого княжества Финляндского, а в 1918 – 1939 гг. входили в Финляндскую республику. Приморские финские деревни первоначально входили в волость Кивеннапа (Первомайское), а после 1910 г. выделились в волость Терийоки (Зеленогорск). Собственно, вся территория по правому берегу Сестры до моря и километров на 10 вверх от устья входила в одну большую деревню – Куоккала (Kuokkala), но она делилась на части. Западная часть называлась “Länsi- (западная) Kuokkala”, ныне поселок Репино. Центральная часть деревни называлась Курнойнен, или по-русски – Курносово, после постройки железнодорожной станции в 1906 г. стала по ней называться Оллила (Ollila), а после 1948 г. – Солнечное. Восточная, ближайшая к Сестре часть Куоккалы называлась по реке Раяйоки, ныне Дюны. Куоккала упоминается еще в Ореховецком договоре 1323 г. – по условиям договора, на этой территории, передаваемой Швеции, половина “воды и земли, и ловищ” должна была остаться за Новгородом. Впоследствии деревня неоднократно пустела в ходе больших войн, после Северной войны 1700 – 1721 гг. она тоже запустела. На рис. 23 изображены населенные пункты вблизи устья Сестры на начало XVIII в.


Рис. 23. Деревни, существовавшие к началу XVIII в. в окрестностях современного Сестрорецка.
 

В таком окружении в 1721 г. на приречных лугах р. Сестры, принадлежащих жителям д. Куоккала, началось строительство Сестрорецких заводов и плотины при них, а еще раньше на мысе Дубковском– строительство загородного дворца для императора. В 1723 г. была закончена плотина, строительство завода и дворца было закончено в 1724 г. При заводе образовалось водохранилище, а при дворце был разбит парк, называющийся ныне “Дубки”. Предание гласит, что для разбивки парка землю возили аж из Копорского уезда, после чего там было высажено 2000 дубов, из которых 200 – лично Петром I, а также другие широколиственные и плодовые деревья. Только на строительство завода были переведены с Олонецких заводов 330 (по другим данным, свыше 500) рабочих с семьями, для них построены избы, выделены земельные участки. Кроме того, были строители дворца и парка, обслуга дворца, солдаты. Таким образом, население заводского поселка сразу же превысило население всех перечисленных выше окрестных деревень, вместе взятых. К заводу, как уже указывалось, были приписаны обширные земли с крестьянами, которым вменялось в обязанность снабжать завод лесом и древесным углем.

Сестрорецкий завод был крупнейшим, но не единственным промышленным предприятием в бассейнах рек Сестры и Черной. В связи с основанием новой столицы, а также для снабжения металлом Сестрорецких заводов, с XVIII в. стали возникать и другие заводы, и при них, как правило, свои водохранилища. Так, чугунный завод на местных болотных рудах был построен при впадении ручья Дранишник в р. Черную, в верховьях Черной было устроено водохранилище Меднозаводский Разлив, где к началу XIX в. было уже 4 завода: чугунный, железный, медный и оловянный. Несколько бумажных фабрик было построено на водохранилищах по Пасторскому ручью (д. Александровка), кирпичные заводы стояли на восточном берегу Сестрорецкого Разлива и на р. Черной выше Разлива.

Обширная литература по истории Сестрорецких заводов и города Сестрорецка освобождает нас от необходимости подробно рассматривать их здесь. Отметим только, что в жизни завода были свои взлеты и падения, которые определялись, в основном, военно-политической и экономической ситуацией в стране. Тем не менее, завод рос, и к середине XIX в. на нем работало уже 2600 человек. Кроме того, сотни рабочих привлекались для строительства гидротехнических сооружений, история которых описана выше. Важно отметить, что поселок до конца XIX в. оставался заводским – там жили только те, кто имел отношение к заводу и те, кто их обслуживал. Население поселка было, в основном, русским (чем выделялось среди окружающего ингерманландского населения), однако много было и финнов, и евреев; последние селились здесь в период, когда им запрещалось жить в Петербурге. Окружающие дюны оставались пустынными, дома в поселке постоянно засыпались песками. Тем временем жизнь в деревнях к северу от Сестрорецка резко изменилась после прокладки в 1870 г. железной дороги на Выборг. Здесь стало развиваться дачное строительство, и местное население стало получать основной доход не от сельского хозяйства, а от обслуживания дачников. Сначала под дачи была освоена финская территория – земли д. Куоккала, как более близкие к морю. Количество дач здесь превысило количество домов местных жителей, не говоря уже о качестве. Здешние места привлекали петербуржцев, в основном интеллигенцию, чистым воздухом, сосновыми лесами и климатом, мягким не только в физико-географическом (см. раздел 1.3), но и в политическом отношении: в автономной Финляндии они чувствовали себя практически как в Европе. В 1889 г. была построена платформа в Куоккала (Репино), в 1906 – платформа в Оллила (Солнечное), и в 1917 – станция Раяйоки на правом берегу Сестры (не сохранилась). Позже наступила очередь дачного освоения левобережья Сестры – вокруг пограничной станции Раяла (Новый Белоостров, ныне Белоостров) и построенных в 1912 г. станций Графская (ныне Песочная) и Дибуны, но дачи здесь были дешевле и считались менее престижными, чем в Финляндии.

Дачное освоение района Сестрорецка сдерживалось отсутствием железнодорожного сообщения с Петербургом. В 1871 г., сразу после строительства железной дороги на Выборг, к Сестрорецкому заводу была проведена железнодорожная ветка по правому берегу Сестры, но она мало использовалась и в 1886 г. была разобрана. Надежное сообщение со столицей было установлено только в 1894 г. с постройкой частной железной дороги Новая Деревня – Сестрорецк, далее дорога была продолжена до станций Курорт и Дюны (последняя не сохранилась). В 1915 г. Сестрорецкая и Выборгская линии были соединены железнодорожной веткой по левому берегу Сестры. Практически вся трасса железной дороги начала застраиваться дачами, окрестности Сестрорецка быстро стали популярной дачной местностью. В 1900 г. завершено строительство Сестрорецкого курорта на 1500 мест – был построен роскошный курзал, жилые корпуса, водолечебница, разбит парк, устроены пляжи. Так образовалось “два Сестрорецка”: престижное дачное и курортное место, с одной стороны – и рабочий поселок, где довольно скромно жили работники завода. Это способствовало поддержанию высокого градуса социального напряжения – недаром сестрорецкие рабочие считались наиболее надежным резервом большевиков и активно снабжали последних оружием. Первыми вернувшегося из эмиграции Ленина встречали на станции Белоостров именно рабочие Сестрорецкого завода, и они же прятали его у себя дома и на берегу Разлива после июльских столкновений 1917 года.

Революция 1917 г. и последовавшее отделение Финляндии в очередной раз резко изменили жизнь по обе стороны границы, которая стала практически непроницаемой. Финские деревни сразу лишились основного источника дохода – петербургских дачников. Наступил экономический кризис, многие разорились и уехали в другие места. Дачи, принадлежавшие петербуржцам, стояли пустыми и понемногу покупались финнами, многие вывозились в другие районы. Финляндское правительство действовало по двум направлениям: во-первых, старалось возродить и расширить сельское хозяйство в приграничных районах, во-вторых – организовать курортную зону международного класса для привлечения отдыхающих из Европы. К концу 1920-х годов жизнь в приграничных деревнях стала налаживаться, были расширены сельскохозяйственные угодья, осушены многие болота, в частности – болото Канавное (Kiisselinsuo) по правому берегу Сестры, часть которого была освоена под сельскохозяйственные угодья. К 1939 г. площадь сельскохозяйственных земель на финской стороне границы достигла максимума.

Жителям левого берега Сестры пришлось гораздо хуже. Начиная с конца 1920-х годов в несколько этапов проводились репрессии и выселения преобладающего здесь ингерманландско-финского населения. Закончилось все в 1935 г. полной очисткой пограничной полосы от местного населения, которой не избежали и деревни с преимущественно русским населением (например, Александровка). Строения опустевших деревень уничтожались. На территории проектируемого заказника такая судьба постигла деревню Редуголь – на карте конца 1930-х гг. на ее месте нет ни одного дома, осталось только название. Из приграничных населенных пунктов сохранились только Сестрорецк и Белоостров, но и там к 1939 г. практически не осталось финоязычного населения. На освободившейся территории началось строительство Карельского укрепрайона (КаУР), состоящего из бетонных укреплений, противотанковых надолбов и рвов. Особенно много их было в районе Сетрорецк – Белоостров, два дота находятся на территории проектируемого заказника (рис. 24), а крупнейший на КаУР дот “Миллионный” - к северу от него.


Рис. 24. Двухорудийный полукапонир в западной части проектируемого заказника. Орудия нацелены на Сестрорецкое болото.
 

Для обеспечения обороны практически весь лес вокруг вырубался. На картах 1930-х годов видно, что на советской стороне границы вырублены почти все леса к северу от Сестрорецкого болота и по островам на болоте, значительная часть лесов вдоль Сестры и по дюнам вдоль моря. Финны тоже готовились к войне и строили укрепления, но их оборонительные позиции располагались далеко от границы, поэтому в рассматриваемом районе их нет.

Осенью 1939 г. советские войска перешли границу Финляндии, началась “Зимняя” война 1939 – 1940 гг. На пограничном рубеже финны сопротивления не оказали, поэтому здесь не было существенных боев и разрушений. Местное население оставило пограничные поселки, которые стали затем были включены в состав Ленинградской области и стали заселяться приезжими из других областей СССР. На советской части территории, в Сестрорецке и Белоострове, начало войны вызвало панику, которая вскоре улеглась, т.к. серьезной угрозы им не было.

Следующий раз военные действия затронули низовья Сестры в конце августа 1941 г., когда финская армия, не встречая организованного сопротивления советских частей, вышла на линию КаУР в районе Ржавой канавы. Местные ополченцы сумели организовать оборону, и после короткого боя финны отказались от дальнейшего наступления на этом участке, линия фронта здесь установилась по Ржавой канаве и р. Сестре, т.е. по бывшей государственной границе. Но несколько севернее территории проектируемого заказника, в районе ст. Белоостров, осенью 1941 г. шли тяжелые бои, станция несколько раз переходила из рук в руки. В ходе этих боев одно из подразделений финской армии прорвалось на Сестрорецкое болото, так что боевые действия велись также по песчаным островам на болоте. В конце концов полностью разрушенная станция осталась за советскими войсками, но финнам удалось захватить упоминавшийся выше дот “Миллионный” в 1 км севернее станции, и он оставался в их руках до 1944 г.

Во время войны большая часть советского населения как с правобережья, так и с левобережья Сестры, а также Сестрорецкий завод были эвакуированы частично в Ленинград, частично на восток.

Контрнаступление советских войск началось в июне 1944 г. с мощной артиллерийской подготовки, полностью уничтожившей линию финской обороны, а также восточную часть поселка Куоккала. В этот раз (в отличие от наступления 1939 года) разрушения в поселках правобережья были значительными. О событиях военных лет напоминает мемориал “Сестра” в западной части проектируемого заказника. В 1946 г. Куоккала вместе с другими финскими приморскими поселками объединили в Курортный район Ленинграда, а Сестрорецк с прилегающими с юга поселками – в Сестрорецкий район; позднее эти два района были объединены.

После войны территория в низовьях Сестры развивалась, в основном, как дачная и курортная местность, здесь строились санатории, дома отдыха, пансионаты, детские оздоровительные учреждения; на пляжи Сестрорецка, Курорта и Солнечного летом, особенно в выходные, устремляются тысячи человек, многие приезжают сюда отдохнуть вечером после работы. Сестрорецкий завод (перепрофилированный в инструментальный) хотя и продолжает работать, но уже не является градообразующим предприятием Сестрорецка. В Песочной с 1960-х годов размещены крупные научно-медицинские учреждения: Онкологический и Рентгено-радиологический институты, которые, благодаря своей специализации, упоминаются населением обычно в негативном смысле: “отправить в Песочную” звучит почти как приговор. На месте бывших ингерманландских деревень и принадлежавших им сельскохозяйственных земель с конца 1950-х гг. растут массивы садоводств; одно из них находится в западной части проектируемого заказника, другое (на месте бывшей деревни Редуголь) примыкает к нему с северо-запада. В последние годы Сестрорецк приобретает черты “спального района” Петербурга, хотя и весьма престижного: здесь ведется строительство многоквартирных домов и коттеджей для людей, чья трудовая деятельность протекает явно на берегах Невы, а не Сестры.

Литература

Балашов В.А. Карельский перешеек – земля неизведанная. Часть 1. Юго-Западный сектор. СПб, 1996.
Беликов В.В. Искусственное водохранилище “Озеро Сестрорецкий Разлив”. СПб., 1999
Беликов В. В. Северный курорт России. Тайны озера Разлив. СПб., 1999
Водные объекты Санкт-Петербурга. /Под ред. Кондратьева С.А., Фрумина Г.Т. СПб., 2002
Гаусман К.Ф. Исторический очерк гидротехнических сооружений Сестрорецкого оружейного завода // Инженерный журнал. 1861, №II; 1862, №VI
Давиденко А. И. Сестрорецк: Очерки по истории города. Л., 1962;
Кяхенен Э. Об одном межгосударственном обмене. // Курортный район. Страницы истории. Выпуск 1. СПб, 2005.
Олейников М. К. Сестрорецк. Л., 1965.
Сохранение природной экосистемы водоема в урбанизированном ландшафте. Л., 1984

Фондовые материалы

Оценка существующей информации о современном состоянии водохранилища Сестрорецкий Разлив (оз. Разлив). Отчет СФ ВНИИприрода . СПб, 2002.
Полевое обследование водоохранных зон, прибрежных защитных полос на водосборе озера Сестрорецкий Разлив и оценка рекреационных аспектов природоохранных мероприятий. Отчет АОЗТ “НТЦ Социнформ”. СПб, 2002.





наверх
Разработка логотипа и фирменный стиль www.up-brands.ru.