Статью предоставили Марина и Игорь Петровы
сотрудники Куркийокского краеведческого центра.


Корела и Русь.

© С. И. Кочкуркина.


ДРЕВНИЕ КАРЕЛЫ В I ТЫСЯЧЕЛЕТИИ Н.Э.


Вот на первый день нагнулся
Тот кователь Илмаринен;
Он нагнулся, чтоб увидеть
На пылавшем дне горнила,
Что из пламени там вышло,
Из огня что поднялося.
Лук из пламени явился.
(10; 319-325)

На другой день вновь нагнулся
Тот кователь Илмаринен
Посмотреть, что получилось
На пылавшем дне горнила;
Из огня челнок там вышел,
Вышла лодка — красный парус.
(10 : 339-344)

Вот на третий день нагнулся
Тот кователь Илмаринен
Посмотреть, что получилось
На пылавшем дне горнила;
Из огня корова вышла.
(10 : 357-361)

На четвертый день нагнулся
Тот кователь Илмаринен
Посмотреть, что получилось
На пылавшем дне горнила;
Из огня там плуг выходит.
(10 : 375-379)

И кузнец тот, Илмаринен,
Вековечный тот кователь,
Стал тогда ковать скорее,
Молотком стучать сильнее
И выковывает Сампо.
(10 : 409-413)

И с рассвета мелет меру,
Мелет меру на потребу,
А другую — для продажи,
Третью меру — для пирушки.
(10 : 419-422)

В I тысячелетии н. э. происходило формирование древнекарельской народности — начинали вырабатываться характерные особенности, которые потом будут отличать карел от вепсов, хотя они жили (и живут) в одинаковых географических условиях и на протяжении многих веков вступали в контакты с другими народами. На долю карел выпали тяжкие испытания, но они сохранили свой язык, обряды, предания, сказки, загадки, богатейшую фольклорно-эпическую традицию, т. е. все те проявления культуры, которые являются национальными особенностями.
В процессе формирования и развития древние карелы сохраняли в материальной культуре ряд черт, которые были свойственны также древнему населению Финляндии и Эстонии. Общность с эстонцами, финнами, водью прослеживается и в фольклоре — в единой (калевальской) поэтической форме. Это — обычное явление в жизни соседних народов, принадлежавших одной языковой семье, обитавших поблизости друг от друга в схожих экологических и исторических условиях. Некоторые традиции обрядности сохранились у древних карел и позднее — в XII— XV вв.: использование одних и тех же мест для кладбищ, применение каменных кладок над могилами, наличие в захоронении бытовых вещей и т. д.
Материальную культуру карел указанного периода отличает особая восприимчивость к влияниям извне наряду с некоторыми специфическими чертами, свойственными только населению Приладожья. Например, общие типы предметов вооружения — мечи, копья, топоры, наконечники стрел — характерны не только для карел, но и для жителей ряда областей Северной Европы. Связи со Швецией, Финляндией и Прибалтикой, а также с древнерусскими территориями прослеживаются по предметам украшения, обнаруженным в древнекарельских археологических памятниках. Некоторые изделия ювелирного производства (серебряные пластинчатые фибулы, спиральные перстни, отдельные типы подвесок и застежек, спиральки) и, кроме того, топоры с широким лезвием, косы, серпы, которыми пользовалась корела в I тысячелетии н. э., с небольшими изменениями дожили до XV в. И все-таки в XII—XV вв. у древних карел отмечено возникновение таких явлений, которые на ранних этапах не прослеживаются. Причем интересно, что подобный скачок в материальной культуре наблюдается не только у соседей карел — эстов и ливов, но и у населения обширных регионов Северной Европы. Различие между двумя хронологическими периодами (I тысячелетие и XII —XV вв.) объясняется не только этническим развитием общества, но и в первую очередь разным социально-экономическим уровнем. Процесс медленного количественного накопления изменений во всех сферах общественно-экономической жизни привел в начале II тысячелетия к глубокому качественному различию уровней развития общества.
В эпиграфе к настоящему разделу в поэтической форме говорится о динамике изобретений корелы, завершившейся появлением чудесной мельницы Сампо — воплощения мечты о счастливой жизни. Трудно сказать, когда корела приобщилась к производящему виду хозяйства — земледелию. Корни его уходят в глубокое прошлое, а раскопки не всегда в состоянии выявить их. Большинство исследователей склоняются к мысли, что земледелие на севере европейской части СССР существовало до прихода славян. По лингвистическим данным, некоторые термины балтского происхождения в карельской лексике, связанные с примитивным земледелием и скотоводством, относятся к I тысячелетию до н. э. О более продуктивном и прогрессивном пашенном земледелии, а также о животноводстве свидетельствуют перенятые от древнегерманских племен слова, вошедшие в карельский язык позднее. Но археологическими материалами столь ранние даты пока не подтвердились.
У населения Северо-Западного Приладожья, как и у его соседей — эстов, в первой половине I тысячелетия н. э. подсечное земледелие, вероятно, становится традиционным занятием. Переход от ручного подсечного земледелия к пашенному с применением тягловой силы животных произошел в центральных районах Карельского перешейка, по-видимому, во второй половине I тысячелетия н. э.
С производством железа в примитивных горнах население познакомилось во второй половине I тысячелетия до н. э. Но еще долгое время для изготовления орудий труда использовались камень и кость. Варианты карельских эпических песен сохранили упоминания о каменных орудиях труда как о вполне обычных, а железные на первых порах воспринимались создателями устного народного творчества в качестве привлекательного новшества 8. Пример этого в “Калевале” — старый, мудрый Вяйнямёйнен не знал заклинания против железного топора, поранившего его. С конца I тысячелетия н. э. сельскохозяйственный инвентарь, рабочие и бытовые инструменты, оружие изготовлялись уже из железа. Как можно судить по рунам, кузнец в зависимости от времени года выполнял различные виды работ: занимался земледелием, ловил рыбу, делал сани, лодки и т. д. В железоделательном производстве, продукция которого изготовлялась на заказ, а не на рынок, не было специализации. Герой карельского эпоса Илмаринен мог выковать все: оружие и орудия труда, предметы украшения и даже жену. Постепенно производство железа и кузнечное дело, спрос на продукцию которого был велик, стали отделяться от земледелия.
Значительную долю в хозяйстве занимали охота и рыболовство. Коллективное рыболовство и охота — наиболее ранние сюжеты в карельских эпических песнях. В общественном пользовании были не только орудия труда и средства передвижения, но и полученная в результате совместных усилий продукция. Руны отразили и первобытнообщинный характер скотоводства, в частности коневодства.
Разложению первобытнообщинного строя и зарождению феодальных отношений способствовали рост производительных сил, усиление, особенно к концу I тысячелетия н. э., торговых связей, но конкретные проявления феодальных отношений на археологическом материале проследить очень трудно. Элементы патриархального рабства, которые возникли на стадии родового строя, отмечены в устном народном творчестве. Судя по карельским эпическим песням, повествующим об ограниченности рабского труда, его непроизводительности, рабство у карел не получило широкого распространения.
Военная знать появляется в конце Х — начале XI в. Руны “Калевалы”, характеризующие этот период, в отличие от более ранних рун, что воспевали мир, труд, простые человеческие радости, прославляют оружие и военные подвиги, добытое в сражениях богатство.

Я паду на поле битвы,
Я погибну в битве храбрых.
Хорошо погибнуть в битве,
Умереть под звон оружья!
На войне скончаться славно.
(36 : 29-33)

Имущественная и социальная дифференциация карел нашла отражение в появлении кладов серебряных монет и вещей. Источником личного обогащения была земля, постепенно переходящая в частную собственность, что послужило одной из главных причин разложения первобытнообщинных отношений. Создаются условия для постепенного перехода от родовой общины к соседской. Выделившиеся племенные старейшины и просто влиятельные люди племени (в карельских рунах это кунингасы) исподволь сосредоточивают в своих руках политическую и экономическую власть над рядовым населением. Однако формированию классового общества предшествовал длительный переходный этап.
В период разложения первобытнообщинного строя и возникновения феодальных отношений сама корела как определенная этническая общность прошла сложный и длительный путь развития. Поначалу примитивный уровень подсечного земледелия, охоты и рыболовства, слаборазвитые внутренние и внешние экономические связи затрудняли сближение разделенных большими пространствами племенных групп. Зафиксированные во второй половине I тысячелетия н. э. контакты с финно-угорскими племенами Прибалтики, Финляндии и севера европейской части СССР не отличались постоянством.
I - начало II тысячелетия на берегах Ладожского озера было временем формирования древнекарельской народности, когда вырабатывались единые этнокультурные черты, а привнесенные извне элементы, трансформируясь в соответствии с мировоззрением населения, органически входили в обиход. С другой стороны, и соседи испытали на себе влияние корелы. Обнаруженный на Карельском перешейке клад монет в районе пос. Вещево свидетельствует о торговле фризского купца с новгородской Карелией, хотя говорить о прямых торговых контактах нет оснований. Вероятно, жители Карельского перешейка постепенно проникали на территорию Финляндии или выступали в роли торговых посредников. Четыре арабские монеты и серебряные браслеты, датирующиеся Х в. и найденные в Южном Саво, завезены из Северо-Западной Руси или с Ижорского плато.
Указанный период был интересен не только консолидацией древнекарельских групп. В контактирующих зонах намечается сближение корелы и населения Олонецкого перешейка, выразившееся в формировании гибридной культуры, в которой присутствуют черты двух этнических групп: древних карел и веси, что можно расценить как одну из ступеней в сложном и многоэтапном формировании современной карельской народности. В памятниках XI — XII вв. появляются вещи, свидетельствующие о прочных и крепнущих связях с Новгородом, соседними финно-угорскими племенами, и особенно с древними эстами.
Издревле корелой был проложен путь к Ботническому заливу и в Лапландию, где торговцы покупали драгоценные меха. Некоторые западно-европейские вещи попали в Северо-Западное Приладожье, вероятно, кружным путем — из Новгорода, Ладоги и Прибалтики 9. И, конечно же, в начале II тысячелетия н. э. связи корелы с древнерусскими городами были значительнее, важнее и весомее по степени воздействия, по конечным положительным результатам в политической, экономической и духовной сфере, чем западно-европейские.
В XII — XV вв. с переходом к феодальной формации племенное объединение корела трансформируется в древнекарельскую народность с едиными территорией, охватывающей северо-западные берега Ладоги с Карельским перешейком и юго-восточную часть Финляндии (район Миккельских озер и г. Лаппеэнранта), языком и общей материальной культурой. Это время расцвета древнекарельской культуры, характеризующейся яркими самобытными чертами.

8 Куусинен О В Указ соч, с 25 Назад
9 Kivikoski Е Vikingatid och korstagstid — In Forntid och forn fynd Helsingfors, 1952, s 68 Назад



Часть 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

наверх
Смотрите информацию автоматизация ресторана тут. . Ответы нужен свадебный стилист москва iconbride.ru/svadebnye-stilisty/.